Василий Макарчук – Ко дню ухода из жизни художника Бориса Тарасенко

0
61

Ко дню ухода из жизни хадыженского самобытного художника Бориса Исаковича Тарасенко, которому посвящаю эти стихи

Ушёл из жизни мой друг, наш хадыженский художник, родом с Белорусскоого Полесья, Борис Исакович Тарасенко, которому 25 декабря этого года было бы 76 лет. Его работы положительно отмечены нашими краевыми краеведами, однозначно расценивающими его живопись, как самобытное народное творчество. Его картины с его щедрого согласия послужили иллюстрациями к моей книге прозы «Пробуждение».

Василий Макарчук.

ГЕНИЙ ИЗ НИОТКУДА

«Не было ещё гения без некоторой доли безумия».
Сенека.

Что случилось? Провал?! Неужели
О себе вспомнить я не могу?!
Раскачали бессилье качели
В воспалённом недугом мозгу.

На лугу очутился, где не был,
Окружён растревоженной мглой –
То спускается облако с неба
И безмолвно висит надо мной.

Здесь оно превращается в студень,
Обволакивает сверху до ног.
Стёрта память во мне – я безумен.
Мне одну бы найти из дорог.

Мне бы выбраться к людям, к жилищу.
Из ночной заколдованной тьмы.
Слышу чьи-то шаги – кто-то ищет,
Голоса слышу я: «Это мы…»

Обступили меня чьи-то лица,
В незнакомый отправили дом.
Сплю ли я наяву? – нет, не снится.
Всё я помню, что было потом.

Кто я? Что я? Откуда я взялся?
Мне неведомо знать до сих пор.
Одному лишь призванью отдался…
Никого я не вижу в упор.

Мне без прошлого жить – кто поверит?
Всем шедевры мои! – Не дышу…
Открываю в грядущее двери:
Исступлённо картины пишу.

Их с восторгом на выставках всюду
Принимают всегда на «ура».
Хор ценителей – «Кто он? Откуда?
Из теней ему выйти пора».

Я, быть может, пришелец от бога,
Щедро в красках свой дар отдаю.
Знать, у вечности вновь у порога,
Затаив я дыханье, стою.

Открываю я в творчество шлюзы –
Озарения час мой настал…
С ним Гала* – у художника Муза,
Говорят, он её воспевал.

Я, в сравнении с ним, неизвестен…
Сальвадора не знаю Дали.
Весь в полотнах своих, словно в песнях
Я, безумец, теряюсь вдали.

Может быть для кого-то, как чудо:
Вдохновенье в холстах – сказка снов.
Для людей гений я с ниоткуда –
Из иных параллельных миров.

*Гала – жена Сальвадора Дали.

ТВОРЦУ-ХУДОЖНИКУ

Не надо почестей и званий:
Ему начертано судьбой
Сквозь глухоту непониманья
Идти нелёгкою тропой.

Среди житейского болота
Душа займётся, как пожар.
Хочу воспеть его полотна –
Его бесценный божий дар.

Как будто аленький цветочек
Призывно светится во мгле.
В его сиянье – сказке ночи
К уснувшей я припал земле.

Пред ним стою по жизни странник,
В небесный я смотрю зенит,
А надо мною в тучу – спальник
Звезда стремительно летит.

Мне это светлое далёко
Откроет тайны мастерства.
…Хочу постичь полёт высокий
У ВДОХНОВЕННОГО ТВОРЦА!

ПЕСНЯ ХУДОЖНИКА

Волною на сердце нахлынет…
Мне выпала в жизни судьба:
Моя деревенька, поныне
В картинах рисую тебя.

Рисую душой перелески,
Над ними небесную синь.
Подхватит – несёт аист песню
Болотистых спящих равнин.

И рек, и озёр половодье,
Лесов изумрудный покой.
С ума это всё меня сводит,
Что было с рожденья со мной.

Прошу тебя, Боже, дай силы
В картинах душе моей цветь,
Мне петь о земле своей милой –
О Родине светлое петь!

ТВОРИТ СИМФОНИЮ ДУШИ

Он малой Родины с рожденья
Её певец и верный сын.
С пришедшим снова вдохновеньем
Идёт на зов своих картин.

От них исходит свет и радость.
Творит симфонию в тиши.
В палитре красок нет – не старость,
А сердце жар и всплеск души.

Себя же помнит он ребёнком.
Ложится ярко акварель,
Как на бумаге чудно, звонко
Жила, качаясь веткой, ель.

На первый взгляд они не броски –
В снегах глубоких замело
Его же в памяти берёзки,
Его Леонтьево село.

Из Белорусского далёка
Кавказу он принёс свой дар.
Стихия в небе синеоком –
Рисует он зари пожар.

Его любимая работа:
В ночной встревоженной тиши
Своей он Родине в полотнах
Творит симфонию души!

ОСТАВИЛ СВОЙ СЛЕД

(Памяти Тарасенко Б.И. посвящается).

Была его жизнь, словно песня.
Душою он был молодым.
…Скорбит уж родное Полесье,
Россия скорбит вместе с ним.

Не надо судить его строго…
О, как он людей, жизнь любил!
Народный художник от Бога
Без устали сердцем творил.

Картины безмолвствуют снова.
Беззвучен их плач без конца.
Я слышу, я слышу их слово:
Как дальше им жить без Творца?!

Незримое ширится горе…
С полотен его льётся свет.
Средь наших кавказских предгорий
Художник оставил свой след!

(10 июля 2013 г.).

 

0

Оставьте комментарий

Пожалуйста оставьте Ваш комментарий
Введите Ваше имя