Василий Макарчук – «Поцелуй жизни»

0
96

Поцелуй жизни

(мистический рассказ)

Светлой памяти Виктора Николаевича Каменских, поэта и гражданина, посвящается…

1

Стояла прекрасная пора начала октября. Лес, просветлённый солнечными лучами, провожал двух девушек особой щемящей ноткой увядания в преддверии будущей зимы. Звенящая тишина окружала их со всех сторон. Они вышли из неё весьма довольные своей грибной охотой, несли в руках каждая по две корзины крепко сбитых осенних опят, задорно выглядывающих светлыми мясистыми шляпками.
Впереди их ждал хутор Валько. А потом им надо было попасть в свой районный центр, преодолев путь в несколько километров. Над горным склоном, где они находились, раскинулось небо пронзительной синевы без единого облачка.
Одна из девушек, раскинув руки, упала на прогретый пригорок, подмяв под себя жёлто-багряную листву, слетевшую с клёнов. Окинув взглядом пейзажи кавказских предгорий, она выплеснула восторг своей души.
– Ой, Ритка, красотища-то какая! Лежать бы, глядя на всё это и ни о чём не думать.
Её подруга, хохотунья – девушка-подросток, угловатая ещё в движениях, отозвалась смехом:
– С удовольствием к тебе присоединилась бы, так вот только кто из нас через год школу будет заканчивать?
– Как кто? Новые русские бабки из телепередачи «Кривое зеркало» – больше некому.
– Ох, Юлька, не смеши зверей, живущих в этом лесу. Они так за нас «закончат», что твой пекинес Макс будет не переставая смеяться до самой своей пенсии.
– А вот и не будет!
Юля, такая же девушка-подросток, как и её подруга, с большими распахнутыми глазами цвета неба над ними, дурачась, повалила Риту на землю. Повеселившись от души, как малые дети, бросая в лицо друг другу не листья, а пригоршни осеннего огня, девушки направились к хутору. Спустились к балке, перешли ручей и вскоре оказались у деревянного дома, стоявшего возле леса. Подруги увидели старую женщину во дворе. Она брала воду из колодца. Старушка попыталась снять с крюка поднятое ею ведро, как стала оседать на землю. Девочки, перепрыгнув через поваленный плетень, побежали к ней на помощь. Когда оказались рядом с колодцем, им обоим стало не по себе, глядя на потерявшую сознание старую женщину. С морщинистым лицом, она точно напоминала ведьму из русских сказок. Хищный горбатый нос нависал над впалым беззубым ртом. Редкие пряди седых волос торчали у неё как попало на голове. Рита отшатнулась, а Юля, пересилив страх, не брезгуя, из чувства сострадания кинулась к ней, брызгая в лицо водой. Её глаза открылись. Девушка вздрогнула. У неё было такое ощущение, точно она заглянула в тёмный бездонный омут, из которого выглядывало нечто неведомое, изучающее её невидимыми лучами. Они сканировали её тайны, характер, движения души. Донесли до старухи что-то такое, о чём девушка не догадывалась.
Юля невольно попыталась отстраниться от Вальковской ведьмы, но она легонько попридержала, сказала на удивление молодым голосом:
– Сердце в какой раз меня подводит. Ничего… Сейчас встану. Там у меня дома валидол. Приму. Опять приду в норму. Только вот беда: одна живу, брошенная детьми и внуками. Спасибо, девчонки, за вашу помощь. А ты, молодчина, – старуха уже непосредственно обращалась к Юле, – добрая и… красивая ты… Красивая и добрая… Редко так бывает. Это, милая, великий божий дар. Женская красота с добром по жизни рядышком не так уж часто ходит. Ценить это надо. А ведь как частенько бывает: дурнушка, но добрая, а красивая – злая… Потом проклятие для тебя всё это, так как твоя судьба – вижу, как читаю открытую книгу – точно ходьба по минному полю. Рассмотрела наперёд, что найдутся у тебя обидчики втоптать в грязь твою красоту. Сама через это прошла. Знаю. Ты, как редкостный цветок, распустившийся по весне в лесу, беззащитна перед плохими людьми… Внучка, не гляди на меня, что я сейчас ведьмой смотрюсь. Ведь тоже, как и ты, была когда-то молодой и красивой. Отбоя от поклонников не было. Это всё в прошлом. Во что я сейчас превратилась? Всеми забытую, никому не нужную развалину… Немного осталось… жить. За твоё доброе я одно для тебя дело сделаю. А какое оно тебе будет, доброе или злое? – сама, красавица, решай.
– А что за дело, бабушка?
– Дам тебе такое оружие мести, что никакие обидчики в будущем тебе не страшны. А ну, девонька, подай-ка твои руки мне.
Старуха взяла Юлины руки в свои ладони. И по телу девушки побежали пульсирующие токи, пронизывающие её с ног до головы. Юля на миг была словно в беспамятстве. Потом, набравшись духу после того, как с подругой отвела старую женщину в дом, спросила:
– Я не поняла, о каком оружии вы говорили?
На что ухмыляясь старуха ответила:
– Дело сделано. Оно уже в тебе. Им ты ответишь непрошенным обидчикам не только за себя, но и за меня – за мои женские унижения, через которые я прошла, когда тебя ещё не было на свете. За все мои невыплаканные слёзы отомсти за меня, девонька, ей – мужской похоти. От мысли, что это случится, хочу спокойно умереть…
– Что так, бабушка, ополчились против всех мужчин?
– Всех да не всех… Да вот только, так и быть, приоткрою маленько свою правду. Была я по-молодости обманом вывезена рабыней любви в Турцию. Как туда попала и как чудом обратно с того вертепа на Родину вернулась долго рассказывать. Да и незачем. Всего натерпелась, что до сих пор не могу успокоиться. Разговор о другом: считай я тебе подарок – память о себе оставила. А сейчас за всё спасибо. Ступайте с Богом.
Вальковская ведьма выпроводила девушек из своего дома, старого, как и она сама, громко за ними захлопнув калитку.

0

Оставьте комментарий

Пожалуйста оставьте Ваш комментарий
Введите Ваше имя