Владимир Маслов – «Горная легенда»

0
150

Горная легенда

Охотник молодой
В горах увидел лань,
И сердце ей стрела
Звенящая пробила…
Но только протянул
К животному он длань,
Как будто в никуда
Нога его ступила.

Разверзся зев земли…
Сначала он решил –
В ловушку сам попал,
Но был обширным зал
Под потолком высоким.
И лишь потом дошло,
Сквозь памяти провал:

Простился навсегда
Он с небом синеоким.
Очнулся. В темноте
Мир чуден, голосист
И пеньем птичьим,
И гуденьем водопадов.
Вокруг росла трава,
Шумел деревьев лист,
И слышны клекот
И шипенье разных гадов.

Присядь и подкрепись,
К спасенью нет дорог.
К тому же весь
В незаживающих ты ранах.
Совсем от страха
И от сырости продрог,
Загнешься тут у нас
В своих доспехах рваных.
– Откуда вы и кто?

– Мы слуги сатаны.
В народе нас зовут –
«Бесовское отродье».
В чистилище живем
Подземной сей страны
И служим верой ей
Мы с пользою породе.

Сердец и языков
Мы сколько захотим,
Погрязнувших во лжи,
У грешных вынимаем.
Под самым потолком
Их сушим и коптим.
И в страны разные
На диво отправляем.
И был совсем готов
Приняться он за дело,
И руку протянул
Налить себе вино,
Да фруктов положить,

Как все окаменело…
Все затвердело вдруг
И слилось как одно –

И бесы, и столы, и яства,
Грешных части
Застыли на века.
И в камень обратясь,
Все подчинилось вдруг
Могучей силе власти…
Покинул он приют,
С ним наскоро простясь.

А вот лужайка, рядом
Речка, водопад,

Красивый замок старый,
Сосны вековые…
И щебет, гомон, смех –
Весь город жизни рад…

И стражи у ворот –
Красавцы молодые.
Но лишь ногой ступил –
Стал каменным ковер.
Напиться захотел –
Вода – хрусталь стакана.

Окаменевший лес
Тяжелый свод подпер,
И на часах стоят

Два дюжих истукана…
Куда бы не ступил,
Дотронулся рукой
К тому, что двигалось,
Цвело, дышало, пело,
Все наполнялось
Страшной немотой
И на глазах его
Коварно каменело…

А впереди мираж
Манил его к себе:

В садах цвели цветы
И ползали химеры…

Но, покорившись весь
Безжалостной судьбе,
Он двигался вперед.
Уже не зная меры…
И чудилось ему
В горячечном бреду,
Пока карабкаться.
Ползти хватало силы:
Все то, что он прошел,
Застывшее в аду,

О помощи, к нему
Взывало и молило.
Кровь, слезы, пот его
Струились по камням

И пропадали в
Бездне безответной.
Там, где на дне
Глубоких, страшных ям
Сейчас находят
Жемчуг разноцветный.

Ну, все. Тупик. Конец
Подземному чертогу.
За что наказан был
Он понял в тот же час.
Исчерпав сил запас,
Он обратился к Богу:
– «Дороже жизни нет…
Для каждого из нас…»

Волшебною была
Божественная лань.

И раскололся свод,
Раздался грохот, гром.
Повеяло теплом,
Цикады зазвучали…
Он вышел в мир,
Но в путнике моем,
Горбатом и седом,
Охотника того,
Конечно, не узнали…
Он тронут, был умом
И умереть готов.
Но отдан был жрецам,
Они его спасали…
О страшном аде том,
Казнилищие богов,
Рассказы все его
Подробно записали…
Я в сказке каменной
Витаю до сих пор.
Во мне Азишский ад
Живет легендой гор.

0

Оставьте комментарий

Пожалуйста оставьте Ваш комментарий
Введите Ваше имя