Не в бочке Диогена, а в кошмарном бедламе

0
125

Издалека этот скромный домик похож на десятки других, стоящих на улице Зелёной в г. Апшеронске. Но если к нему подойти поближе и заглянуть во двор, количество в нём собранного самого разнообразного хлама от картонных коробок до всяческих баночек, бутылочек может поразить любого человека. Это надо изрядно потрудиться, чтобы натаскать в сравнительно небольшой дворик такое количество отходов.

У жилища, буквально утонувшего в слоях мусора, я оказалась совсем неслучайно. Председатель квартального комитета квартала № 8 г. Апшеронска З.Е. Пудова несколько раз заходила в редакцию, била тревогу по поводу необычайной захламленности подворья, в котором проживает несколько странная пенсионерка. Из этических соображений настоящее имя владелицы скопища мусора (далее вы поймёте почему) я не называю.
Так вот, Зинаида Епифановна, как истинная хозяйка квартала, заботящаяся о чистоте и порядке, попросила корреспондентов побывать на месте и повлиять на Зою Ивановну (так назвала я любительницу мусора), убедить её не захламлять двор, не создавать рассадник инфекций и заразы в квартале.
Не знаю, каким образом, но по набросанным многослойно во дворе коробкам, пакетам, тряпью Зоя Ивановна продвигалась на удивление быстро и уверенно. Когда она подошла к изгороди, отделяющей её владение от соседей, я спросила у неё:
— Скажите, почему вы не соблюдаете правила санитарного порядка на своей территории?
— А что я делаю не так? – спокойно и уверенно произнесла она. – Всё что здесь лежит, мне пригодится зимой на растопку печи.
За спиной Зои Ивановны небольшой сарайчик был густо обвешан полиэтиленовыми пакетами, доверху набитыми банками, бутылками с какой-то подозрительной по цвету жидкостью, кусочками лоскутов… Годами скопившиеся отходы источали такой запах, что невольно хотелось одеть маску на лицо. Весь её двор до сантиметра напоминал забитую до отказа свалку. Да и внешний вид женщины был неухоженным, неопрятным.
— А где вы готовите пищу, моетесь? – продолжала я расспрашивать её.
Бегая туда-сюда по разбросанному во дворе хламу, суетясь, она что-то отвечала невпопад, нечленораздельно… То соглашалась, чтобы ей, неравнодушной к валяющемуся всюду и везде хламу, пришли и помогли освободиться от него, то громко заявляла, что всё собранное ею пригодится в хозяйстве. Неизвестно откуда выхватив два совершенно новых цинковых ведра, Зоя Ивановна демонстративно громко заявила:
— Видите, какая у меня есть посуда?
Ага! Значит, она понимает, где чисто, опрятно, а где грязно. Но почему же тогда без устали, как в муравейник, в собственный двор стаскивает мусор, от которого большинство людей стремятся освободиться.
— К ней и в дом нельзя войти, — продолжает рассказывать о создавшейся ситуации З.Е. Пудова. – Я как-то попыталась, не смогла. Там давно нет электричества. Отрезали горэлектросети из-за аварийности проводки. Нет и воды. Сгнили полы. А в комнаты надо пробираться сквозь спрессованный мусор от пола до потолка, причём по узкому, едва проходимому тоннелю…
Из рассказов соседей Зои Ивановны и квартальной я узнала, что в её домике когда-то проживала одна бабуля с внучкой. Двор – загляденье был. Чистый и ухоженный, в огороде порядок. А после того, как домовладение приобрела Зоя Ивановна, его не узнать. Одно время она собак и кошек приваживала, которые поразбежались, видимо, от голода. Хозяйка сама себе редко готовит пищу, делиться с животными, кроме хлеба, нечем.
— Свинья у неё более 10 лет жила, — продолжает описывать образ жизни опустившейся женщины З.Е. Пудова. – Она вместе с нею в доме спала. Потом животное умерло от старости, видимо, свинский век закончился. Не знаю, как и где она её похоронила, но вони было много.
Можно только предполагать, сколько трупов животных или другой нечисти отыщется под завалами хлама этого двора. Возмущающихся соседей, общественность квартала беспокоит поведение Зои Ивановны. С такими темпами замусоривания, как у неё, вскоре всё жилище будет погребено в отходах. И страдают от этого в первую очередь соседи.
Похожее на сарай строение во дворе, прикрытое шифером, может вот-вот рухнуть от переизбытка мусора и завалить газопровод, проходящий через двор Зои Ивановны к соседним жилищам. Об этом уже сообщено в райгаз, в административную комиссию…
Оказывается, подобных домов, квартир в нашем городе Апшеронске, районе немало. По меньшей мере, сотни. По утверждению психиатров, люди, которые перестают заботиться о своей внешности и жилище, превращают дом и двор в склад старых и никому не нужных вещей, неправильно питаются – клинически больны. Причём, почти неизлечимо. В медицине этот симптом называется синдромом Диогена. Назван он так по имени древнегреческого философа Диогена из Синопа, жившего по преданию в бочке.
Но если Диоген жил себе да поживал в бочке, то Зоя Ивановна и подобные ей люди вращаются в обществе. Созданная ими атмосфера антисанитарии, неопрятность угрожают людям распространением инфекций, любой заразы. Удивительно, но это факт, что на тех, кто неадекватен, пренебрежителен к бытовым вопросам, нет рычагов воздействия, нет законов. Тему человеческой нечистоплотности не раз поднимал в своих телепередачах «Пусть говорят» А. Малахов.
Депутаты Госдумы, представители властей всех уровней только разводили руками. Мол, в частную собственность без особых разрешений мы не имеем права вторгаться. Замусорила молодая женщина квартиру на 8-м этаже, чуть не погребла малолетних детей в тряпье…, ну что ж, может она одумается, исправится. Соседям мешают запахи, исходящие от этого жилья на лестничную клетку, — потерпят.
Специалистам Апшеронского Роспотребнадзора тоже требуется официальное разрешение для обследования санитарного состояния жилища Зои Ивановны. Председатель квартального комитета З.Е. Пудова написала заявление в административную комиссию Апшеронского городского поселения, сообщила об антисанитарии в подворье, расположенном на улице Зелёной.
Пока суть да дело, а Зоя Ивановна продолжает сносить всё, что плохо лежит, к себе во двор. Она, не обращая внимания на наши претензии и замечания, на незаконченный с нею разговор, спокойно вышла из дома и молча пошла в сторону магазина. Через минут пять вернулась, неся в обеих руках пустые картонные коробки. Только их не хватало в кучах мусора её подворья. Причём, делала она это напоказ, демонстративно, не обращая никакого внимания на меня, З.Е. Пудову и корреспондентку «АР» Е. Авдееву. Просто она уже не может жить без сбора хлама, бутылок, банок, пакетов…
Неся домой «драгоценную ношу», каждый раз женщина рассчитывает, что эти вещи ей где-то пригодятся. Это болезнь. И излечима она при одном условии, когда рядом живут родные и близкие люди, заботящиеся о бытовых условиях заболевшего. Тогда прогноз может быть благоприятным. Но ставший хроническим синдром Зои Ивановны явился яблоком раздора с её дочерью, не вытерпевшей «плюшкинских» привычек у матери. А без выдержки и терпения к заразившимся «любовью» к сбору хлама и мусора Диогена из бочки не выселить.
Наталья Соколова.

«АР» № 116 (10184) от 23 октября 2010 г.

0

Оставьте комментарий

Пожалуйста оставьте Ваш комментарий
Введите Ваше имя