Один день со штукатуром-маляром

0
302

К профессии штукатура-маляра многие относятся скептически. Кажется, что замазать стену и покрасить ее сможет каждый. До недавнего времени такое же отношение было и у меня. Но только до тех пор, пока я сама не попробовала выполнить работу маляра-штукатура. Именно поэтому в этот раз я решила провести один день с мастером отделочных работ.

Один день со штукатуром-маляромДа, штукатур-маляр в современном мире называется именно так – мастер отделочных работ. Но суть профессии от этого не изменилась.

Мастер отделочных работ Людмила Сергеевна своей профессии отдала более 27 лет. Но изменять ей в мыслях никогда не было. И в очередной свой рабочий день она пригласила меня на свое рабочее место.

Рабочий день штукатура-маляра ненормирован и зависит от потребностей клиента. Бывает, что работа начинается с раннего утра, а бывает, и с обеда. Этот рабочий день у Людмилы Сергеевны и ее помощницы начался около 10 часов утра.

– Хозяевам квартиры, в которой мы сегодня работаем, удобно подъезжать примерно в это время, – говорит мастер, – и нам приходится подстраиваться. Они нас не контролируют. Просто вносят свои коррективы в нашу работу, а ближе к семи часам вечера приезжают посмотреть результат.

Основная деятельность штукатура-маляра связана с отделкой помещений, именно поэтому не без основания эту профессию можно назвать творческой.

Войдя в рабочее помещение, я, первым делом, обратила внимание на разнообразие инструментов, необходимых специалисту для работы. В комнате стояли лотки для краски, лежали различные шпатели, валики, кисти, а также материалы для проведения работ – краска.

– Несколькими днями ранее мы закончили работы по шпатлеванию стен, – рассказывает Людмила Сергеевна. – Ждали, пока шпатлевка полностью высохнет. Только после этого мы смогли приступить к покраске.

По словам мастериц отделочных работ, профессия эта не из легких. Хорошо, если помещение достается, как они его называют, «нулёвое». А вот со старыми помещениями сложнее. В некоторых случаях надо убирать старую штукатурку со стен и потолков вплоть до кирпича. А это в большинстве своем тяжелая физическая работа. Но женщины не жалуются.

– Стать штукатуром-маляром был мой осознанный выбор, – рассказывает Людмила Сергеевна. – В школе я училась хорошо, окончила 10 классов. Сначала поступила в техникум на товароведа, но потом поняла, что это не мое. И ушла в профтехучилище на штукатура-маляра. Отучившись, я проходила практику, работая со старшими коллегами по цеху. Мне нравилось то, что эта работа немного творческая, ведь даже стену надо уметь красить правильно, иначе появятся разводы. А это уже неэстетично.

За разговором наблюдаю, как мои собеседницы смешивают в специальных приспособлениях краску из банки, какие-то жидкости из бутылочек и H2O. Удивляюсь, зачем, ведь можно же просто краской из банки покрасить. Мне объясняют, что это специальный окрасочный состав. Все эти добавки позволят краске ровнее ложиться на оштукатуренную поверхность, какие-то замедляют, а какие-то ускоряют процесс схватывания материала.

И тут я понимаю, что не все так просто в работе мастера отделочных работ. Это же сколько надо знать о свойствах всяких там растворов и жидкостей, клеев для различных обоев, правил и способов подготовки поверхностей… Это же целая наука! Их действия чем-то напомнили мне то время, когда я училась в художественной школе и смешивала краски на палитре. Только здесь палитра в разы больше.

Подготовив покрасочную смесь, Людмила Сергеевна с помощницей приступают к работе. Основной инструмент – валик. Но в разных местах мастера меняют их.

– Где-то удобнее красить большим валиком, а где-то более маленьким, – объясняют мне работницы. – Бывает, что валик одного размера, а вот «шубка» у него должна быть другая.

Пока я ехидно хихикала над словом «шубка» и зевала от монотонной работы двух женщин, они успели докрасить стену. Валики сменили кисти. Ими Людмила Сергеевна и ее помощница стали аккуратно прокрашивать оставшиеся незарисованными места, откосы у окна и двери.

– Некоторые мастера любят работать при помощи различных механических приспособлений для окраски, – говорит мастер. – Я же предпочитаю делать все вручную. Это для здоровья лучше. Из пульверизатора значительная часть краски распыляется по воздуху и попадает в глаза, нос и рот. При ручной покраске этого практически не происходит. А еще вручную лучше чувствуется поверхность, кажется, что и краска ложится ровнее.

Немного отдохнув, Людмила Сергеевна с помощницей приступает к покраске самой большой, но самой легкой, по ее словам, стены. Я понимаю, почему она легкая. На ней нет ни окон, ни дверей, а соответственно прокрашивать откосы уже не придется. И снова в ход идут валики различных мастей и калибров.

Наблюдая за работой маляров, понимаю, что от монотонности их действий клонит ко сну. А еще жутко болит голова от запаха краски. Женщины уверяют, что они этого запаха уже не замечают.

Не могу точно сказать, какое время мне пришлось бороться со сном и жутким запахом от краски, но меня привели в себя слова Людмилы Сергеевны: «Все, на сегодня закончили». Я подняла глаза и огляделась. Все стены помещения приобрели идеально белый матовый цвет. Казалось, в комнате посветлело. На сегодня рабочий день Людмилы Сергеевны и ее помощницы окончен. Женщины оттираются и отмываются от краски, переодеваются, сдают проделанную работу хозяевам и едут домой, где их ждут ежедневные обязанности жен и матерей.

Сев за написание статьи, я решила заглянуть в этимологический словарь. Слово «маляр» произошло из немецкого языка от mahler, что означает «живописец». И если мастер подходит к своей работе творчески, то подобная трактовка этой профессии вполне оправдана.

Виктория Кузьминова.

0

Оставьте комментарий

Пожалуйста оставьте Ваш комментарий
Введите Ваше имя