Один день с педагогом-хореографом

0
59

На первый взгляд, профессия педагога-хореографа проста и понятна. Но я решила присмотреться к ней получше, узнать её особенности. Для этого я прожила один день с представителем этой творческой профессии.

Утро Екатерины Кравченко начинается с кофе. В голове идеи детских костюмов, программ уроков, движений и музыки для новых танцев и просто жизненные проблемы.

– Я нахожусь в постоянном движении, – рассказывает Екатерина. – Мой день начинается одним танцем, а заканчивается другим.

Каждый день у педагога-хореографа несколько уроков: с малышами она занимается ритмопластикой, с детьми постарше – партерной гимнастикой и постановкой танцев.

После быстрого завтрака Екатерина Кравченко садиться в машину и спешит на утренние занятия. По дороге спрашиваю, почему именно хореография?

– С детских лет я занималась танцами у разных педагогов. Со временем поняла, что хочу не только получать знания, но и делиться ими с кем-то. Так я пришла работать педагогом-хореографом в Центр детского творчества.

9:30 – начинаются занятия утренней хореографической группы. Екатерина объясняет ученицам качество движений, при этом показывая их несколько раз. Затем наблюдает за ними со стороны, временами корректируя неточности.

– Я люблю своих учениц. Многие из них трудяжки. Но есть и те, которые поверхностно относятся к занятиям. Они надолго не задерживаются.

Один день с педагогом-хореографомПолтора часа занятий пролетели на одном дыхании. Мне, стороннему наблюдателю, показалось, что ничего сложного на уроке не было, подумаешь, всякие деми, шене и еще кучка незнакомых мне хореографических терминов. Но девочки из зала выходили мокрые и уставшие.

Не успела Екатерина отдышаться от первых занятий, как следом в зал заходит группа малышей. У них по программе ритмопластика. И здесь словесным объяснением не обойтись. Поэтому педагог берет коврик и выполняет все движения с детворой. Казалось бы, слово-то какое – «ритмопластика»! А на деле – гимнастика под музыку. Движения несложные, но дети и педагог заканчивают занятия в мокрых футболках.

– Расход энергии за день получается огромный, – говорит Екатерина, – нагрузка не прекращается: порой в один день постановочные репетиции и уроки постоянно сменяют друг друга. Поесть с таким расписанием бывает трудно.

Но этот день, видимо, был удачный. Пообедать педагогу все же удалось. После этого пара часов заполнения журналов, написания конспектов, просмотра творческих конкурсов для детей, поиск вариантов костюмов. А затем снова жизнь в движении.

Во второй половине дня расписание хореографа становится насыщеннее. Сначала балетная группа. Екатерина надевает потертые пуанты, ждет, пока девочки зашнуруют свои. Занятия начинаются с простых упражнений, постепенно усложняясь. К концу занятий девчонки, морщась от боли, крутят фуэте на пальчиках. Снимая пуанты, юные балеринки потирают ноющие пальцы. Спрашиваю, что их заставляет терпеть боль? На это получаю резонный ответ: «Красота требует жертв».

Через пару минут в зале начинается ритмопластика у второй смены. И еще один час педагог выполняет упражнения с малышами. Затем занятия у младшей хореографической группы – и снова разминка, пируэты, фуэте, деми, шене…

Около семи вечера педагог-хореограф Екатерина Кравченко собирается домой. В сумку она складывает балетки, пуанты и несколько мокрых футболок. Вижу, что устала…

– Но я не представляю себя без танца, – говорит она напоследок. – Моя жизнь была бы неполной без постоянного движения в ритме языка тела. Это творческий процесс, он постоянный, сложный и безумно интересный.

Виктория Кузьминова.
«Апшеронский рабочий» №13 (10808) от 21 февраля 2015 г.

0

Оставьте комментарий

Пожалуйста оставьте Ваш комментарий
Введите Ваше имя