Стихотворение победителя конкурса поэзии 2018 г.

0
166

Пионерам — героям партизанского отряда им. Железняка, воевавшим под ст.
Хадыженской, посвящаю.

На основе воспоминаний партийных работников Краснодарского края найденных в Краснодарском архиве поисковиками Апшеронского отряда «Высота» . И иных архивных материалов.

Из сборника Апшероские герои, история родной земли.

Александр Жуков

Письмо с небес.

От Апшеронска слышен рокот взрывов.
Из леса с юга частая стрельба,
В глазах отца я видел боль с надрывом!
На сердце пустота… В душе тоска.

Еще недавно был я просто Шурка,
Хадыженский, станичный паренек:
Беспечные с ребятами прогулки,
С утра с портфелем, в школу на урок.

А вот теперь: Как быть!? Что делать!? Немцы!
У каждого в глазах немой вопрос!
Враги ! Чужие! Звери — иноземцы!
Не в книжке! И не в сказке, а всерьез!

Четырнадцатого бомбили сильно!
Шел бой, в садах, в лесу… Недолгий бой!
Потом остатки наших отступили,
Ушли на Туапсе, за лес густой.

Я, Шурка Беликов, пишу вам повесть эту.
Короткую, как путь мой на земле.
Погиб я осенью. Меня на свете нету.
Пишу вам с неба я, и, как-то легче мне.

Ведь, может быть и вы поймете что-то?
И добрым словом вспомните меня.
Отложите забавы и заботы.
Ведь Бог один у нас! Одна у нас земля!

Жара стояла жуткая! Шел август,
Кубанский август, год сорок второй.
Входили немцы, мы к плетням, к заборам
Жались Я и Виталик Тайгунов, товарищ мой.

Нет, злобы не было, была одна решимость!
Избавить всех от грязи, что вошла,
В мой мир! В мой дом! Легла! Расположилась!
На все вокруг проказою легла!

Весь август мы таились и смотрели,
Весь август мы не знали как нам быть!
Но что-то делать очень уж хотели!
Мы не могли дышать и просто жить!

Однажды я с друзьями: оба Петьки,
Ростов и Пермяков, на лошад ях,
В лесу , собрав дрова: сучки и ветки Запутались
в каких-то проводах!

Пришло тутсловно с неба озаренье:
«Ведь это связь! Немецкий телефон!»
И приняли мгновенно мы решенье-
Порвали провод, и до Петьки, в дом, бегом!

Сестре его, Ростовой Ане сразу
Все выложили мы, едва дыша!
«Ребята! Глупые творите вы проказы!»-
Ругала Аня нас, от страха вся дрожа-

«Собаки след найдут ваш очень быстро!
Молите Бога, что бы не было собак!»
И Бог помог! Прошло то дело чисто!
С тех пор мы стали действовать не так!

Рубили провода и шли по речке,
Так делали мы очень много раз.
«Поймать фашистам ветер в поле легче!»
Хвалились мы, «Орлята» звали нас!

Мы сыпали песок в стволы орудий!
Я револьвер у офицера утащил!
Но сомневались: что же дальше будет?
Но тут опять нам Бог помочь решил!

Ростова Аня, комсомолка, связь держала
С отрядом имени «Железняка»
Она задания от партизан давала,
Разумно! Точно! Чтобы все наверняка!

Еще учили нас: Якуба дядя Коля,
Дед Конев, его имя я забыл,
Так с октября я в партизанской «школе»
Задачи свои первые решил!

Сперва взорвали мы фашистам «кочегарку»
Где нефть перегоняли на бензин.
Рвануло так, что черту стало жарко!
Ту мину подложил не я один:

Субботин Вова с Петей Пермяковым,
Мне помогали верные друзья!
В то время были мы на все готовы!
«Не время отдыхать! И спать нельзя!»

Сказал Филиппов, командир отряда,
Он «Школьной гвардией» нас в шутку называл,
А люди называли нас: «Орлята»
Такое имя нам народ станичный дал!

Радиостанцию у немцев мы добыли
И стали слушать радио Москвы
Газету издавали. Разносили
По селам и станицам правду мы.

Таскали автоматы у фашистов,
Считали танки, пушки и солдат.
Все делали мы четко, чисто, быстро!
…Но, бес попутал, как в народе говорят…

Попался я так глупо, так нелепо
Нес донесение в отряд, но не донес.
А подвела меня буханка хлеба,
Которую я к матери занес.

Хлеб передал, но выйдя за ворота
Столкнулся я с немецким патрулем.
В глазах моих мелькнуло видно что-то,
Я был в комендатуру отведен.

Они нашли бумажку за подкладкой,
Нашли патрон в кармане пиджака.
Ах! Шурка Беликов, как смерть принять не сладко
В 14 годков для паренька…

На улице при всех меня избили
И привязали голого к столбу.
И долго жаждой на жаре меня морили
У жителей станицы на виду.

Все видели, жалели, но боялись
Мне принести хоть капельку воды,
Два дня фашисты надо мною издевались.
Но я молчал, взирая на сады

На хаты, на заборы… и на Витьку
Бабаева, который мимо шел.
Шепнул ему чуть слышно: «Вить! Попить бы!»
А он в бессилии вздохнул, и взгляд отвел.

На утро капитан с бутылкой вышел
Неспешно на крылечке закурил
Позвал солдат, заговорил, и я услышал
Что переводчик для меня переводил:

Последний шанс давал мне фриц проклятый
Сдать всех «Орлят», девчонок, пацанов,
И керосин вонючим водопадом
Он на голову вылил мне без слов!

Я из последних сил взглянул на «фрица»
И плюнул кровью я в холодные глаза!
Ах! Если б сердце перестало биться!
Но лишь упала тихо в пыль слеза

Упала Господа слеза ко мне под ноги
И запылал на площади огонь!
И от хадыженцев , стоявших за дорогой
Раздался крик, и плачь… И тихий стон:

Присела мать моя в траву и зарыдала,
Сестра, закрыв лицо упала в пыль,
Так сердце пионерское пылало.
Я умер… Но , как видите, ожил!

Я вам пишу, родные! Не забудьте!
Те дни! Ту боль! Тот страх! И ту войну!
Храните мир! И сами живы будьте!
Любите Бога! Землю и страну!

2+

Оставьте комментарий

Пожалуйста оставьте Ваш комментарий
Введите Ваше имя