Ширванская: испытание временем

0
327

Трудно представить, что полтора века назад на месте станицы Ширванской простирался дремучий лес. Обживаясь, люди пережили голод, революцию, войну, перестройку. Сегодня здесь живут более 600 человек, любящих малую родину.

Началось все весной 1862 года, когда император Александр Второй издал положение о заселении предгорий западной части Кавказского хребта. Шла кровопролитная война с горскими народами за овладение Кавказом. Участие в ней принимал один из батальонов легендарного Апшеронского полка. Первых переселенцев в Ширванской было порядка 200 человек — запорожские и донские казаки. Позже — крестьяне Полтавской, Харьковской и Воронежской губерний. В приказе военного министра от 3 сентября 1863 года сказано: «По велению государя императора Александра Второго военный министр соизволил сформировать в Закубанском краю, на реке Пшеха станицы Кубанскую, Апшеронскую, Ширванскую и Самурскую».

Нелегкий старт

Суровая местность осваивалась медленно. Дремучий лес, влажный климат, бездорожье. Потянулись тяжелые, боевые будни. Велась непрерывная военно-сторожевая служба. Приходилось защищаться от частых набегов племен, которые считали эти земли своими. Первые станичники, как указано в исторической справке, прозвали их «воинствующие азиаты».

Переселенцы строили хаты, рубили многолетний лес, но возделывать почву из-под него было трудно. Жили бедно в тузлучных хатах, порой по две-три семьи. С вопросом женитьбы особо не церемонились. По словам сегодняшних старожилов, которые помнят своих дедов, семьи создавались так: юношей и девушек ставили в два ряда напротив друг друга. Затем каждый парень выдергивал из ряда любую девчонку, на ней и женился. Из-за тяжелого быта свадеб, конечно, тогда не гуляли. В архивных данных нет сведений о браках до 1866 года. Но есть о детях. Так, в 1863 году в станице родилось 19 детей. И если в первый год жизни станицы умерло 18 человек, то на второй год эта цифра подскочила до 132 при рождаемости 21 человек.

Людей косили болезни, повальные эпидемии: малярия, горячка, дизентерия. Чаще смерть постигала малышей до пяти лет. В 1865 году в Ширванской было 104 двора, где проживало 214 мужчин и 225 женщин.

В отчетах, подаваемых в канцелярию станичных правлений, говорилось: «Недостаточность медицинской помощи… селяне должны ехать за 15-20 верст, чтобы получить порошки хинина в войсковой аптеке. Войскового фельдшера в станице нет».

Стали приниматься меры по улучшению санитарных условий: прекратили вырубку леса, помои выливали не у хаты, а дохлый скот вывозили подальше от станицы, в домах земляные полы посыпались песком. Постепенно критическая ситуация стала меняться.

Вопреки всему

Через 10 лет после основания станицы жизнь начала налаживаться. Местный народ сеял пшеницу, выращивал кукурузу и подсолнух, работал на табачной плантации. Люди занимались животноводством, добывали нефть, всходы которой были на поверхности земли. Лес кормил: росло много груш, кислицы, ягод, черемшы. Черемшу квасили в бочках, ели сырую — она избавляла от болезней. И уже в 1896 году рождаемость превысила смертность – 60 родилось, 29 умерло. Но среди умирающих по-прежнему дети.

Единственная газета, попадавшая в станичное правление, была «Областная ведомость». Тогда стали появляться деревянные дома. В 1904 году построена Николаевская церковь, но позже, в советское время ее полностью разрушили. Лишь в 2007 в память о разрушенном храме воздвигнут крест, а летом 2014 года заложен алтарный камень под возведение церкви, которое продолжается поныне.

Борьба продолжается

ХХ век принес новые победы и тяготы. В 1910 году началось строительство водокачки. Работал завод по производству керосина. В 1912 — открылась школа, а при ней изба читания (библиотека). Книг было мало, в основном литература на церковную тематику и вырезки из газет. В школе — три учителя и 35 учеников из казачьих семей.

Грянула первая мировая война, за ней революция. К тому же свирепствовали тиф, оспа, ветрянка. В 1920 от болезни умерло 83 человека, тогда как родилось 52. С приходом советской власти в Ширванской началось раскулачивание тех, у кого уже имелся дом, хозяйство. Один из них — дедушка местной жительницы Веры Шибаевой. Она помнит, как многие были выселены, приговорены к лишению свободы и расстреляны. Далеко не все казаки приняли советскую власть. Спасая свои семьи, одни продавали дома и уезжали прочь, а другие бежали, бросив все. К началу войны Ширванская опустела.

Ужасы войны

Вторая мировая война ворвалась в судьбы людей. Станица была оккупирована немцами шесть месяцев, которые нашим людям показались вечностью. Когда фашисты вступили в станицу, люди угоняли скот в горы, чтобы он не достался врагу. Кто успел, сам бежал в горы или отправлялся за Черное море. Но многим негде было искать пристанище. Немцы врывались в дома, хозяйничали. Оккупанты охраняли родник с чистейшей водой, опасаясь, что станичники отравят ее. В школе немцы обустроили свой госпиталь.

В Ширванской действовали семь партизанов, но местный житель их предал. После долгих пыток они были расстреляны. В память об этих партизанах стоит памятник в хуторе Водокачка. Позже их останки перевезли в поселок Нефтегорск. Похоронены в братской могиле, над которой горит Вечный огонь.

Перед фашисткой оккупацией Апшеронского района в 1942 году наши уничтожили все документы послереволюционного советского периода. Это было сделано с целью защитить семьи работников сельсоветов, деятельность которых была в них отражена. Если бы документация попала в руки немцев, то, например, список депутатов мог стать «расстрельным» списком. Уцелели лишь метрические книги, которые в тот момент находились в краевом архиве. Документация начинается лишь с 1943 года, когда была снята оккупация. Одними из первых были акты по ущербу хозяйству, который нанесли фашистские войска.

На контроле народа

Когда закончилась война, на территории всего Самурского сельсовета, в который входила станица Ширванская, было много одиночных могил. Их собрали в общую — братскую. Даже в 1950-х годах жители продолжали собирать останки погибших солдат. Уже было неизвестно советский это солдат или немецкий, но свезли их останки, выкопали яму и поставили памятник неизвестным солдатам. Еще одно напоминание о том, что станицу Ширванскую война не обошла стороной — пушка, найденная в речке в 1998 году местной молодежью. Сейчас пушка — памятник, установлена в центре станицы.

Также из протоколов сессий 1945 года следует, что в это время на территории Самурского сельсовета был колхоз «Заветы Ленина». Началось активное восстановление разоренного хозяйства, домов. Все были на подъеме энтузиазма, сплоченности, неравнодушия к общему делу. Дружно решали, как благоустроить свою станицу. Малейшее халатное отношение со стороны руководства подвергалось острой критике со стороны народа. Об этом свидетельствуют гневные записи чернильной ручкой на листах, сохраненных до сих дней. В архивных документах сохранились записи: «Председатель колхоза Богачев совместно с председателем колхоза Малышевым привели хозяйство колхоза к полному упадку… Сенокос угодья отдан по личному усмотренью…Скот не полностью снабжен кормами на зиму… Организована черная касса…Дисциплина в колхозе плохая». Собрания колхозников, их выступления против провинившихся стали достаточным основанием, чтобы наказать их, а дело передать на рассмотрение Апшеронскому райисполкому и райкому партии. Сохранились и другие свидетельства важности голоса народа. Например, запись: «Депутат Борисов не выполнил наказы избирателей… Плохо провел месячник по очистке дворов». За этим следовало обязательное наказание. Критика шла снизу — пример полной демократии и личной ответственности каждого. Станичники жили единым порывом на общее благо, голос каждого был услышан.

В 1963 году плодово-табачный совхоз «Горный луч» давал огромное количество яблок для пищевой промышленности и производства плодово-ягодного вина. Люди строили дома барачного типа, была задача обеспечить жильем каждого. Колхозники, кроме земельного участка, имел свой пай. Тогда станица была наиболее многочисленной – в 1962 году проживало 967 человек.

Наступили смутные 90-е, принося очередные испытания. После распада Союза, в станице все стало приходить в упадок. Школа закрылась еще в 80 годы. Молодежь уезжала в город в поисках заработка. Но спустя годы в Ширванскую вновь потянулись люди, желая связать с ней свою судьбу.

Воскресшая история

В Ширванской живут и те, чьи предки стояли у истоков рождения станицы. Одна из них – Анна Архипова через год отметит свое 90-летние.

Когда ступаешь по ее двору, история словно оживает. Анна Петровна ведет свою экскурсию: «Здесь росла вишня, ее спилили немцы, чтобы прикрыть танк, который стоял тут. А вот в этом месте мы прятались. Там моя мертворожденная дочка была похоронена. А дом наш дедушка построил до революции…».

Она бережно хранит в памяти образ своего деда — донского казака Савелия Ковалева, одного из первого переселенца в 1863 году. Ковалев был один из первых, кто построил большой деревянный дом с красивыми резными ставнями. В 1887 году появились на свет родители Анны, а в 1930 году – Анна, восьмой ребенок в семье. Детство она характеризует одним емким словом «голод». Помнит, как отец нарвал лебеды и накормил детей. У трехлетней Анечки началась рвота, температура, она была на грани смерти. Спасали малышку всей станицей. Врачей не было, лечились народными средствами. Вторая напасть – вши, которые прятались в постели и одежде. Отучившись в первом классе Ширванской школы, она слегла от повальной малярии. «Мы выживали, боролись с голодом и болезнями», — вспоминает сейчас Анна.

С самого рождения и по сей день, она живет в дедовском доме. У этого дома особый удел, ведь он пережил несколько поколений. В 1943 году в него ворвались фашисты, маму и детей выгнали жить в подвал, а сами расположились в комнатах, устроив в доме штаб. Старшая сестра Валя была красива, поэтому мать, чтобы сберечь дочку, одела ее в лохмотья, измазала лицо сажей, взлохматила волосы. Именно ей, Вале, больше всех пришлось прислуживать немцам. Она пекла пирожки и рискуя жизнью, прятала немного выпечки для своей семьи. Немцы отобрали у Ковалевых все, но мама не спорила — боялась за детей. Одну соседку жестоко избили плетьми за то, что не хотела добровольно отдать подушки.

Анна Петровна бережно относится к еде, помня, как после войны они собирали орешки-чинарики и продавали их на городском рынке. Не унывали: толкли желуди в ступе на обед и пели песни. Замуж Анна вышла за танкиста Андрея Архипова, родила четверых детей. Одна из них появилась на свет мертвой. По словам Анны, ее отец Петр Ковалев принимал активное участие в проведении водопровода в станице в 60-х – 70-х годах. Участвовал отец и в установке трех первых столбов для уличного освещения. Помнит Анна и как начал ездить одновагонный поезд в горы.

Сейчас многочисленные внуки, правнуки и один праправнук Анны Петровны регулярно навещают ее, предлагая перебраться в более комфортное жилье. На что Анна тихо отвечает: «Не могу, этот дом – мои корни, история нашего рода и нашей станицы».

Кстати
Станица Ширванская названа в честь Ширванского казачьего пехотного полка №84, несшего службу во время Кавказской войны в местах нынешнего Апшеронского района во второй половине XIX века. Полк получил свое название после похода ПетраI в Персию. Отличился полк при захвате Ширвана – части Бакинской губернии.

Использованные источники:

  • Материалы Апшеронского архивного отдела;
  • Материалы межпоселенческой и сельской Ширванской библиотек;
  • Официальный сайт администрации Новополянского сельского поселения;
  • Фотографии из семейных альбомов Архиповых и Шибаевых.

За помощь в подготовке материала выражаю благодарность начальнику архивного отдела Алле Ермошиной, главному библиотекарю читального зала по краеведческой работе межпоселенческой библиотеки Наталье Каримовой, заведующей Ширванской сельской библиотеки Наталье Мосиенко, квартальной станицы Ширванской Елене Старшиновой, местным жителям Анне Архиповой и Вере Шибаевой.

2+

Оставьте комментарий

Пожалуйста оставьте Ваш комментарий
Введите Ваше имя