Олег Мазур: «Моя семья — династия военных офицеров»

0
337

Уважаемые читатели, сегодня на страницах моей рубрики Олег Мазур — подполковник, военный комиссар Апшеронского района, внук казака, сын офицера, брат офицера, отец курсанта.
Ему — военкому Апшеронского района самой судьбой было предначертано стать военным. А разве могло быть иначе, если он появился на свет в семье офицера?
Его отец Виктор родился в Армавире, а по окончании армейской службы решил остаться военным и получил воинскую специальность в Тюмени. Когда учился, познакомился с Зоей — будущей женой и матерью двоих его сыновей.

— Вся служба отца проходила у меня на глазах,- говорит, вспоминая детство, Олег Викторович,- многие дети военнослужащих идут по стопам своих отцов. Я и мой брат тоже стали офицерами.
Детство Олега прошло в военных городках, куда отца направляла служить Родина. Будучи ребенком, ему даже не было необходимости мастерить танки из картона, ведь боевые машины всегда были перед глазами, изученные вдоль и поперек в бесчисленных мальчишеских вылазках.

Плох тот солдат, который не видит себя генералом

Он с детства видел себя только военным человеком, и когда поступал в военное училище, чувство здорового карьеризма было ему не чуждо. Плох тот солдат, который не видит себя генералом.
После окончания военного училища в Свердловске получил распределение в Закавказье. Конец восьмидесятых. В союзных республиках неспокойно…. Но так случилось, что молодой лейтенант прослужил всего четыре года, и доступ к строевой службе в войсках был для него навсегда закрыт. Причиной тому стала военная травма, полученная во время участия в определенных событиях в Закавказье. Шел 1991 год, он был молод и полон энергии, несмотря на то, что здоровье пришлось восстанавливать в московском военном госпитале. Вот так судьба, проделав крутой вираж, оставила на память запись в личном деле: «годен к нестроевой службе».

— Первым моим военным комиссариатом стал тот, что находится в городе Адыгейске, когда он еще входил в состав Краснодарского края, — рассказывает Олег Викторович, — затем я занимал различные должности в военных комиссариатах Краснодара и края. И вот уже 11 лет — военный комиссар Апшеронского района.
Кстати, эта не юбилейная, но значимая дата пришлась на следующий день после нашего интервью.

«Замполиты, политруки, а по-прежнему — комиссары»

И все же, подполковник Мазур — нетипичный комиссар. Входя в его кабинет, представляла, что сейчас передо мной предстанет грузный пожилой мужчина с насупленными от важности бровями и грудью колесом от осознаваемого величия. Прогнозируемый стереотип не совпал с реальным ни в чем. Олег Мазур больше походил на музыканта или бизнес-тренера. Комиссар находился в отличной физической форме, производил впечатление располагающего и открытого человека, и ему легко удавалось вести диалог на самые разные темы и слышать собеседника. Развенчал он и еще один стереотип:

— Иной раз приходилось слышать мнение о военных людях, что их головы служат разве что для ношения головных уборов, — говорит, поднимая нелестную тему, Олег Викторович. — Я благодарен своему военному училищу за то, что у нас был прекрасный преподавательский состав и что кроме специализированных дисциплин нам дали хорошее общее образование.

Досконально изучил комиссар педагогику и психологию. Эти предметы дали необходимые знания для духовного воспитания бойцов, поддержания их морального духа. Он считает, что каждый командир должен быть психологом и видеть в своих солдатах не единую массу, а личность в каждом.

Вековой юбилей отмечали в прошлом году военные комиссариаты. А ведь большинство из нас знакомы с работой органов военного управления только по организации призыва. Это и понятно, ведь почти в каждой семье кто-то из мужчин служил в рядах Вооруженных Сил. Мало кто задумывается, что, помимо призыва, комиссариат ведет большую мобилизационную работу. Все мужчины и некоторые женщины стоят на воинском учете, и если понадобится, то они будут призваны для защиты Родины. И это должно быть сделано организованно и в определенные сроки.

— Не всю нашу работу видно, — говорит комиссар Мазур, — огромная ее часть известна лишь специалистам. Люди не сидят на месте, они меняют место жительства, работу, семейное положение, и это все отражено в воинском учете. Помимо этого, мы ведем военно-патриотическую деятельность, подготовку специалистов для Вооруженных Сил, а также кандидатов для поступления в высшие военные учебные заведения.

И как говорит комиссар, взрослая жизнь начинается с военкомата, когда ставят на учет, и заканчивается там же, когда снимают с учета.

Работа — это часть жизни, но не вся. И помимо нее, есть другая жизнь. Это — семья, дети, родители, друзья.

Династия

В родительском доме его семьи бережно хранится фотография 1914 года — пережившая вековой юбилей, потускневшая картонная карточка. На ней изображена семья его прадеда по отцовской линии — кубанского казака.

— В этом году в апреле на день рождения отца мы все собрались в родительском доме, — рассказывает Олег Викторович, — это была такая трогательная встреча нескольких поколений военных офицеров.
Он гордится своими двумя взрослыми сыновьями и с восхищением наблюдает, как растет младшая дочь. Старший Александр закончил гражданский вуз, работает управленцем. Когда отец предложил ему начать военную службу, тот отказался со словами: «Папа, извини, это не мое». А вот средний Андрей — курсант военного училища — в следующем году наденет лейтенантские погоны. Пятилетняя Анфиса — папина радость, о рождении которой он долго мечтал. Да вот только видит он ее по выходным.

— Многие мужчины утром идут на работу, а вечером возвращаются обратно, меня же нет дома целую неделю, — говорит комиссар о своей жизни между Апшеронском и Краснодаром, — зато каждая встреча — это такая радость! Но морально нелегко видеть, что дочь растет, изменяется каждый день, а меня в это время нет рядом.

Шутит, что пока его нет дома, супруге Инне в лучших традициях домостроя делегированы все полномочия. А она, как и полагается жене офицера, хранит очаг и занимается воспитанием дочери.
Еще в его жизни есть друзья. Те, которые понимают без слов, которые не раз выручали и были рядом, когда случались трагедии.

Делится мыслями, что с течением жизни больше всего нужна духовная поддержка. Житейские проблемы друзья как люди состоявшиеся могут решить сами — забить гвоздь на помощь звать не будут. Бывает гораздо важнее услышать друг друга по телефону, созвонившись просто так, без повода.

— Наверное, у нас с друзьями понимание происходит на уровне мыслей. Я могу определить по голосу и интонации, все ли хорошо у товарища.

Вспоминает случай, когда его отцу перед подготовкой к операции потребовалась донорская кровь. Он поделился с этим друзьями. И в пункт сдачи крови пришли не только его товарищи, но и еще с десяток людей, которых он даже не знал. Так поступают только проверенные временем и жизненными перипетиями настоящие друзья.

Если бы у него было больше времени, выходные дни подполковник Мазур предпочел бы проводить на речке с удочкой. Как в детстве на реке Чамлык в станице Константиновской Курганинского района, где он бегал босиком по траве и часами сидел на берегу, ловя рыбу.

Отпуск Олег Викторович посвящает семье, и они обязательно отправляются в путешествие, прихватив маленькую дочь. И всегда задолго до этого события все тщательно планируется. Захватывающее впечатление оставили у семьи воспоминания о Камчатке: морская рыбалка на катере, выловленные в океане крабы и приготовленные прямо на месте, красивейшая природа. В этом году майские праздники они провели в Крыму, а в июле прошлого года побывали в Санкт-Петербурге. А впереди запланированы семейные поездки на Байкал, по Золотому кольцу, в Карелию и другие места. Комиссар не устает восхищаться величием нашей страны и красотой природы.

И видит он это все не как мы — мирные люди, а как бы через призму ответственности за рубежи Родины, которые, в случае чего, нужно будет отстоять и сохранить.

Print Friendly, PDF & Email
0

Оставьте комментарий

Пожалуйста оставьте Ваш комментарий
Введите Ваше имя