Труженица тыла Антонина Чуриш — о годах войны

0
174

Со всей страны съехались близкие и друзья Антонины Ивановны Чуриш, труженицы тыла и ветерана труда, чтобы поздравить ее с 95-летием. Октябрьский юбилейный день наполнился воспоминаниями о нелегкой, но благодатной стезе самой старшей из рода Чуриш.

Она родилась в 1924 году, в многодетной семье, живущей в хуторе Цуревском. Антонина с младенчества была приучена к трудностям и лишениям. «Белый свет» она узрела лишь в Краснодаре, куда после окончания 7-летней школы, взяв самодельный деревянный чемодан, отправилась учиться в торговый техникум. Здесь она впервые увидела трамваи, красиво одетых людей и духовой оркестр, играющий в парке. Но именно здесь, в Краснодаре, в ее жизнь ворвалась всеобщая страшная беда — Великая Отечественная война. Красивый город, которым она так восхищалась, прямо на глазах превращался в руины под безжалостными бомбежками. Вместе с сокурсниками Антонина помогала ухаживать за ранеными в госпитале, который наскоро расположили в пединституте. Несмотря на тяготы, панику и охвативший всех ужас, трудились с большой самоотдачей. После окончания техникума, она вернулась домой. Казалось, там все спокойно. Но несчастья пришли и в эту глубинку.

Мимо хутора шли и шли обозы беженцев. От надвигающейся беды они хотели спрятаться в горах. Всем хутором провожали мужчин на фронт. В домах остались старики, женщины, дети. Срочно нужны были рабочие на узкоколейную железную дорогу. Молодая Антонина согласилась не раздумывая.

По воспоминаниям Антонины, в 1942 году фашисты зашли в хутор, обстреливая дома, убивая людей. Врываясь во дворы, они хватали молоко и яйца, резали кур и коров. Согнав всех жителей, приказали выйти вперед работников железной дороги. В последующие месяцы они в окружении немецких автоматчиков работали на УЖД. Немцам дорога была нужна для продвижения к линии фронта. После снятия оккупации, они, отступая, взорвали всю узкоколейку. А следом шли герои — наши солдаты и офицеры. Раненые, грязные, изнеможенные. Хуторяне приглашали их в свои дома, кормили и помогали чем могли.

Когда враг ушел, главной задачей стало восстановление железной дороги. Дни и ночи Антонина, вместе со многими добровольцами ремонтировала пути. И уже вскоре по ним пошли составы с древесиной, необходимой для фронтовых нужд. Кушать было нечего. В 1943 году ей выдали карточки на кукурузное зерно, которое можно было получить в районе Лабинска, а добраться туда — только пешком, рискуя жизнью. Соль добывали в станице Нефтяной. Точнее, выпаривали в корыте из минеральной воды, которая тонкой струйкой сочилась через скважину. Очередь за солью занимали за неделю. А потом шагали туда с ведрами и чугунами.
После того как узкоколейка была восстановлена, восьмерых человек с района, в том числе и Антонину, отправили учиться в паровозно-техническую школу города Ярославля. Добирались в переполненных вагонах, с пересадками. Поезда ходили редко, приходилось дожидаться по несколько дней. За окнами душных вагонов разворачивалось страшное зрелище: разбомбленные Армавир, Ростов, Тула, Россошь, Москва. Город Ярославль поразил Антонину отсутствием стрельбы и взрывов. Удивило и множество православных храмов. Жили будущие машинисты в здании рядом с разрушенным Толгским монастырем. Удивительно, но там, в обшарпанном и поруганном храме, регулярно собирались люди, приходил священник. «Все тогда стали верующие, ведь когда вокруг смерть и безвыходность, то Бог — единственная надежда», — говорит Антонина Ивановна.

До сих пор Антонина Ивановна помнит, как тогда ей очень хотелось домой, к маме. Всю дорогу мечтательно представляла встречу с мамочкой, родными. Но хутор Цуревский встретил горем: могилка матери Анны Родионовны, похоронка на старшего брата Филиппа. Вспоминая ужасы тех лет, она уверена, что выжить, не опустить руки, а главное, победить, помогли любовь к родине и тихая, сердечная молитва.

Когда наступил долгожданный мир, расслабляться было нельзя. Нужно было помогать стране, своему хутору. В это же время Антонина вышла замуж, но союз тот не сложился. Самой большой радостью стало рождение дочери Татьяны. Первый раз после многих лет беспросветности Антонина почувствовала себя счастливой и богатой. Но по-настоящему благоденственные времена придут позже, когда уже в 50-х годах она выйдет замуж за Григория Дудик, родив дочку Надежду. Семья стала крепостью. Григорий построил кирпичный дом, Антонина хранила семейный очаг. Много лет она проработала на УЖД. Сегодня дочери вспоминают отчий дом всегда чистым и с запахом пирожков. Антонина Ивановна относится к редчайшему числу людей, доживших до 95 лет, оставшихся в ясном уме и бодрости духа. Она и сейчас поет песни, балует правнуков, рассказывает о войне и просит Господа, чтобы ее потомки никогда не познали этих ужасов.

Print Friendly, PDF & Email
0

Оставьте комментарий

Пожалуйста оставьте Ваш комментарий
Введите Ваше имя