От судьбы не ушел

0
75
В профессиональную журналистику я пришел довольно поздно, имея за плечами уже солидный жизненный опыт, изрядно помотавшись по стране. Семья наша жила трудно, поэтому мать решила: «Иди, сынок, в нефтяники, они хорошо зарабатывают». И в 16-летнем возрасте я поступил в Нефтегорское ремесленное училище № 5 учиться на бурильщика нефтяных скважин. После его окончания в 1953 году был направлен в Поволжье на работу в трест «Куйбышевнефтеразведка», где занимался глубинным бурением. Эти скважины до сих пор дают нефть.

Анатолий Орлов, ветеран труда, есаул Кубанского казачьего войска.

Слова матери не оправдались – богатым стать мне не суждено было. А вот физическую и моральную закалку, работая в сложных полевых условиях, получил на всю дальнейшую жизнь. Этот рабочий старт здорово пригодился мне, когда позже я учился в Сызранском нефтяном техникуме на отделении электрооборудования промышленных предприятий, а потом служил в морской гвардии Тихоокеанского флота. И здесь на службе произошло нечто странное: постоянно мне стало сниться, как я читаю книгу, которую якобы сам написал. Обеспокоенный этим наваждением, обратился к своему командиру. Тот, внимательно выслушав, посоветовал мне начать писать в газету Тихоокеанского флота «Боевая вахта», что я и сделал.

После завершения службы я вернулся в Сызрань, где стал работать в конструкторском бюро машиностроительного завода. Поскольку это предприятие обслуживало ракетные войска министерства обороны СССР, мне как инженеру пришлось побывать на монтаже и обслуживании ряда стратегических ракетных установок на Украине, в Прибалтике, в Архангельской области, познакомиться с жизнью местного населения, узнать много интересного.

Постоянные длительные командировки начали сказываться на здоровье, и тогда я решил вернуться на родную Кубань. Обосновался в городе Туапсе, где в общей сложности прожил 15 лет. Работал на нефтезаводе, параллельно в качестве внештатного корреспондента писал в местную районную газету. Участвовал в художественной самодеятельности – был солистом ВИА «Калинка». Такая насыщенная жизнь еще больше обогатила различными впечатлениями. Все чаще тянуло взять в руки ручку, чтобы запечатлеть полученные знания и эмоции в газетной заметке или в дневниковых записях.

Личная жизнь так сложилась, что в 1980 году, бросив все, вернулся на родину, в город Апшеронск. Устроился работать по своей основной специальности – энергетиком в цех ламинирования на крупнейший и самый современный в те годы ПДО «Апшеронск». Трудясь в течение десяти лет на этом предприятии, я не забывал и о своем увлечении журналистикой, был внештатным корреспондентом районной газеты «Апшеронский рабочий», писал и в заводскую газету «Деревообработчик». Редактор этой газеты, уходя на пенсию, рекомендовал меня на свое место. Так с 1990 года я начал редактировать производственную газету и в том же году вступил в Союз журналистов России.

Революционные изменения в стране в начале 90-х вызвали возрождение казачества. В Апшеронске тоже появилась своя казачья организация, в числе первых ее членов был и я. Меня очень интересовала казачья тематика, хотелось больше узнать о том, как жили мои предки, какие у них были традиции, как сложились их судьбы после революции 1917 года. Стал разыскивать старожилов, которые хоть что-то смогли бы рассказать о трагедии апшеронского казачества в конце сентября 1920 года, когда заезжий отряд чоновцев порубил 118 станичников только за то, что они были казаками. Это событие меня особенно волновало, поскольку в числе зарубленных был и мой прадед Тарасов Иван Михайлович, станичный фельдшер, человек сугубо мирной профессии. Я начал собственное журналистское расследование, которое продолжалось 20 лет. По крохам собирал сведения о погибших, восстановив 99 фамилий из 118 зарубленных. Сейчас на месте их гибели силами районного казачества и местной власти воздвигнут величественный мемориал, на котором золотыми буквами выбиты фамилии казненных.

После того, как в 90-е годы стало разваливаться ПДО «Апшеронск», из-за отсутствия финансирования прекратилась жизнь и многотиражки «Деревообработчик». А я спустя некоторое время был принят корреспондентом в штат районки «Апшеронский рабочий». Здесь приходилось писать на разные темы, но любимыми были казачья и военно-патриотическая. В числе группы журналистов я участвовал в создании пяти томов Книги Памяти Апшеронского района.

Затем появились мои авторские книги. В связи с приближением 20-летней годовщины вывода советских войск из Афганистана я написал книгу о героях той малоизвестной войны, проживающих в Апшеронском районе. Называется она «Из пламени Афганистана» и в торжественной обстановке была вручена ветеранам-афганцам вместе с юбилейной медалью.

А вскоре вышла в свет еще одна моя книга – «Военное детство», созданная на основе ярких мальчишеских впечатлений от войны, которую я пережил в родной станице Апшеронской. Написана она была еще в советские времена, но возможность издать ее появилась только накануне 65-летия Великой Победы. Каждый ветеран района получил эту книгу в качестве подарка от «мальчишки военной поры».

Важной вехой в моей журналистской судьбе стала поездка в Берлин в 2006 году. Я оказался в числе приглашенных из России, Украины и Белоруссии для участия в международной встрече по случаю Дня всенародной скорби. Мы побывали в местах массовых захоронений советских воинов, в Трептов-парке, в Рейхстаге, где перед нами выступила федеральный канцлер ФРГ Ангела Меркель. Полученные впечатления позже стали одной из сюжетных линий очередного авторского романа «Эхо операции «Эдельвейс», работа над которым близится к завершению.

Вот так в моей жизни непредсказуемо переплелись работа нефтяником, энергетиком, служба на Тихоокеанском флоте, казачья родословная, увлечение журналистикой, а затем и писательством. Но от судьбы, как говорится, не уйдешь. И сон гвардии матроса оказался провидческим.

Print Friendly, PDF & Email
0

Оставьте комментарий

Пожалуйста оставьте Ваш комментарий
Введите Ваше имя