Газета и жизнь слились воедино

0
72
О журналистике я даже не мечтала и когда училась в апшеронской средней школе №16 (ныне №1), и когда грызла гранит исторических наук в московском вузе. Если появлялось свободное от учебы время, то спешила в театры, музеи, концертные залы. Тянуло ко всему прекрасному и возвышенному. А в Москве для этого столько возможностей, только успевай!

Людмила Орлова, член Союза журналистов России, заслуженный журналист Кубани.

Жизнь среди свободолюбивого московского студенчества в конце 60-х годов наложила свой отпечаток и на меня. Запоем тогда читали, передавая из рук в руки, самиздатовские произведения писателей. Мечтали о яркой, красивой жизни.

Прекрасная студенческая пора закончилась в 1971 году, и с дипломом о высшем образовании я вернулась в родной Апшеронск. Размышляла о том, куда же теперь пойти работать. Школа не очень-то влекла, хотелось чего-то более творческого, действенного. И тут по радио прозвучало судьбоносное для меня объявление о том, что редакции районной газеты «Апшеронский рабочий» требуется корректор. Почему бы не попробовать, подумала тогда. В школе русский язык и литература были одними из любимейших предметов, мои сочинения всегда хвалили. Школу закончила с серебряной медалью. Наверно, моя кандидатура подойдет, решила я, и смело направилась на улицу Промысловую, 26, где тогда располагалась редакция.

Меня радушно встретили ответственный секретарь Юлия Матвеевна Попова и заместитель редактора Николай Михайлович Галкин, сказали, что редактор в отъезде, поэтому приходите завтра, нам такие люди нужны. И на следующий день редактор Иван Петрович Савенков подписал приказ о моем назначении. Началась прекрасная, полная открытий жзизнь. Уже через месяц меня перевели в литсотрудники (аналог современного корреспондента), определили рабочее место в одном кабинете с уже опытным газетчиком, отмеченным «золотым пером» Кубани за серию очерков о сельских тружениках Василием Ивановичем Ромашиной. Он и был моим первым наставником, учившим любить и уважать скромных простых людей, на которых испокон веков и держится русская земля, писать честно и без лишних «прибамбасов» и «красивостей».

Рабочий график был в те годы жесткий: один день группа корреспондентов колесила на редакционном газике по району, мы собирали кучу разнообразных материалов. На следующий день выписывались. А затем опять в путь по полям, молочно-товарным фермам, заводским цехам, домам культуры, школам и т.д.

Район в то время был огромным, самым большим в Краснодарском крае, включал в себя Горячий Ключ с прилегающими станицами и хуторами — Суздальскую, Саратовскую, Имеретинскую, Черноморскую и другие. А поэтому выезжали очень рано, возвращались в Апшеронск иногда поздней ночью. Но эта постоянная круговерть молодому организму была нипочем. Наоборот, все было так интересно, познавательно, иногда даже шокировало.

Вспоминается в связи с этим первая моя поездка на молочно-товарную ферму Апшеронского табаксовхоза. И надо же было такому случиться, что в то самое время на МТФ телилась корова. Роды были тяжелыми. Два скотника, обвязав ноги рождающегося теленка веревкой, пытались вытащить его силой. Но ничего не помогало. У несчастной коровы текли слезы, от бессилья она уже даже не мычала, а только тихонько стонала, совсем как человек. Обалдев от увиденного, я стояла в сторонке и сама чуть не плакала от сострадания. Узнав на следующий день, что в конце концов и корову, и теленка удалось спасти, я, потрясенная увиденным, тут же настрочила целый рассказ на тему таинства рождения и хрупкости жизни. Правда, отдать рассказ в печать так и не решилась, посчитав, что для партийного органа, каковым в то время являлась районная газета, подобное откровение будет чрезмерным.

Шло время. Постепенно освоила разные газетные жанры — зарисовку, интервью, репортаж, очерк и т.д. Училась у старших коллег. Это сейчас, с высоты своего возраста, понимаю, что все они были далеко не старики, кому-то немного за 30, кому-то за 40. Самая старшая — ответственный секретарь Юлия Матвеевна Попова, наша дорогая баба Юля, вечно склоненная над столом с макетами, разложенными статьями и фотографиями. Сквозь годы слышу ее высокий, нарочито строгий голос, вижу седую голову с кудряшками, улыбчивое доброе лицо.

Газета хоть и была в те годы рупором партии, но старалась все же не превращаться в сухого морализатора-пропагандиста. Оживляли «АР» рубрики «Письмо позвало в дорогу», «Газета выступила — меры приняты», совместные с народным контролем рейды, очерки о людях разных профессий, появлялись и подборки стихов, и даже лирические рассказы. Помню, как всегда насмешливый заведующий отделом промышленности Николай Иванович Марьин вдруг разразился проникновенным рассказом о какой-то невообразимой курортной любви «Если бы…», наверное, основанном на лично пережитом. И редактор И.П. Савенков спокойно подписал его в печать. Мол, знай наших, настоящему коммунисту ничто человеческое не чуждо…

Тот первый в моей журналистской жизни состав редакции «Апшеронского рабочего», как первую любовь, забыть невозможно. К сожалению, все они, мои дорогие учителя и наставники, давно уж в другом, лучшем из миров. Но в памяти моей, хотя и прошло с той поры почти полвека, они всегда живы, неразрывно связаны с историей нашей районки: Иван Петрович Савенков, Юлия Матвеевна Попова, Николай Михайлович Галкин, Василий Иванович Ромашина, Николай Иванович Марьин, Галина Илларионовна Овчаренко.

Жизнь не стояла на месте. Редакция постоянно пополнялась новыми людьми. Одни, как Николай Теребунов, Сергей Поживилко или Алексей Чамчев, промелькнули на страницах «Апшеронского рабочего яркими метеоритами» и умчались дальше ввысь по карьерной лестнице. Другие задержались в нашей газете на всю оставшуюся трудовую жизнь, изо дня в день отражая на ее страницах события, происходящие в районе.

Одной из самых ярких жемчужин нашей газеты навсегда останется Наталья Константиновна Соколова. К тому времени, как мы с ней познакомились, я уже года три работала в «АР». А она тогда появилась на местном радио, какое-то время работала автономно от газеты. Но тогдашний редактор районки Владимир Петрович Кукса, оценив творческий потенциал молодой радиокорреспондентки, вскоре взял ее под свое крыло, и Наташа стала частью нашего редакционного коллектива. С ее приходом словно собственное солнышко появилось на Промысловой, 26. Помню ее стройной, белокурой красоткой, острой на язык, никогда не теряющей жизнерадостности. Мы с ней тогда частенько вместе колесили по району. Иногда на редакционной машине, иногда на попутке ездили к садоводам, животноводам, табаководам. А в поселок Отдаленный в бригаду лесозаготовителей мотались по узкоколейной железной дороге на дрезине, которую предоставил в наше распоряжение директор Апшеронского леспромхоза. Побеседовав с лесозаготовителями, встретившись с внештатным корреспондентом, проживавшим тогда в этом поселке, сделав небольшой репортаж из недавно открывшейся местной хлебопекарни, мы возвращались в Апшеронск уже под вечер, держа в руках по булке вкуснейшего отдаленского хлеба, полные незабываемых впечатлений. Трясясь в той самой дребезжащей, подпрыгивающей на стыках дрезине, от переполнявших нас чувств мы пели какие-то песни и всю дорогу почему-то смеялись. Наверно, просто потому, что были молоды и счастливы.

С годами Наталья Соколова набирала все больше мастерства и профессионализма, ее очерки о людях предгорья, зарисовки о природе и животных стали украшением «Апшеронского рабочего». Ей, талантливой, энергичной, суждено было бы стать редактором нашей газеты. Но страшная болезнь изменила в судьбе Натальи многое, кроме одного — всепоглощающей любви к жизни и творчеству, до последнего дня ее жизни…

35 лет моя жизнь была связана с «Апшеронским рабочим». Свыше десяти лет подписывала свои статьи девичьей фамилией Л. Донскова. Потом уж стала Орловой. А так как в те годы не поощрялось появление фамилии корреспондента в газетном номере более одного раза, то многие статьи прятались за псевдонимами (я, например, была частенько Л. Афанасьевой, а иногда и Людиной).

За 35 лет с 1971 по 2007 год четыре редактора сменились в редакции. После многоопытного Ивана Петровича Савенкова пришел неугомонный Владимир Петрович Кукса, затем очередь настала умницы Инны Николаевны Пшеничной. А в 1983 году пришел в «Апшеронский рабочий» тактичный, интеллигентный Василий Григорьевич Журавлев. Его я считаю главным своим редактором, с которым связано почти 24 года совместной работы, полной творческой свободы и интересных газетных экспериментов. Именно с Василием Григорьевичем нашему редакционному коллективу пришлось пройти самый трудный в жизни «Апшеронского рабочего» период, время перестройки, дикого капитализма, великого сдвига во всех сферах, в том числе и в газетном деле.

Именно тогда, когда все кипело и бурлило в стране, мне был доверен пост ответственного секретаря, по сути, начальника редакционного штаба, аналогичного должности главного инженера на производстве. 4 сентября 1990 года я сменила на этой должности Татьяну Федоровну Погорелову, дочь Юлии Матвеевны Поповой, той самой бабы Юли, с которой и начиналась моя жизнь в редакционном коллективе.

Татьяна Федоровна, будучи по натуре своей новатором, многое сделала к тому времени по усовершенствованию процесса макетирования и верстки газеты, ввела новые рубрики. В «Апшеронском рабочем» появилась юнкоровская «Газетка в газете», где впервые засветились имена будущих журналистов, в том числе Татьяны Разбоевой, Светланы Андреевой (впоследствии ставшей нынешним редактором С. Хорешковой).

Уходя на должность редактора в тимашевскую районную газету, Т. Погорелова рекомендовала меня на освободившееся место. Согласиться на совершенно новое для меня дело было непросто. Тем более что процесс производства газеты в то время был чрезвычайно сложным. Набор текстов осуществлялся в редакции на перфоленты, затем они через специальную аппаратуру передавались в майкопскую типографию. Макеты надо было тоже описывать и посылать, как и тексты, в Майкоп. Там все это расшифровывалось, изготавливались так называемые матрицы каждой полосы, с которых затем и печаталась газета. Проконтролировать весь этот процесс, не допустив ни единой неточности, было непросто.

Моей задачей было освоить это новое и трудоемкое дело за считанные дни, не снизить при этом достигнутый к тому времени уровень ответсекретарской работы. Когда на одной из редакционных планерок редактор В.Г. Журавлев сказал, что газета не стала хуже, это уже была похвала моим усилиям по освоению нового дела.

А через несколько лет случилась очередная революция в процессе производства газеты. И набор текстов, и верстка полос стали производиться на компьютерах. Палочкой-выручалочкой в тот момент для редакции стал совсем молодой корреспондент Женя Боряк, который очень быстро освоил новый способ верстки газеты, научил наборщиц управляться с современной техникой. Постепенно весь коллектив «АР» оценил появление в редакции компьютера, поняв, какие перспективы в связи с этим открываются.

Так пролетели 17 лет работы ответственным секретарем. В 2007 году, попрощавшись с коллективом районки, я окунулась в свободную пенсионерскую жизнь, увлеклась выращиванием цветов, садоводством, огородничеством. Не упускаю возможности сходить в лес, съездить в горы. Бывая в редакции «АР» на собраниях районной журналистской организации, с удовольствием встречаюсь с коллегами — Василием Григорьевичем Журавлевым, Николаем Викторовичем Гвоздевым, Ларисой Владимировной Анисютой, которая стойко продолжает свою подвижническую деятельность в газете, являясь своеобразным связующим звеном между ветеранами и новичками журналистики. Приятно, что после некоторого отсутствия возвратились в редакцию Евгений Боряк и Милена Скрипина.

Оглядываясь в прошлое, я благодарна судьбе за то, что 50 лет назад она привела меня в газету «Апшеронский рабочий», с которой потом была связана значительная и самая интересная часть жизни. Хочется, чтобы наша районка жила еще долго, радуя своих читателей злободневными статьями. Нынешнему коллективу «АР», вгозглавляемому редактором Светланой Викторовной Хорешковой, желаю больших творческих успехов, всегда оставаться молодыми душой и стремиться соответствовать запросам времени.

Print Friendly, PDF & Email
1+

Оставьте комментарий

Пожалуйста оставьте Ваш комментарий
Введите Ваше имя