История хутора Травалёв

2
579

Звонкий и совершенно уникальный (нигде более не встречающийся) топоним Травалёв — название хутора, расположенного на юге Хадыженского городского поселения. Даже в Апшеронском районе о нем не все слышали, а некоторые люди ошибочно полагают, что Травалев уже уходит в небытие. Между тем, этот хуторок, окаймленный горами и лесами, не только по праву гордится своей более чем вековой историей, но и, потихоньку решая трудности, привлекает новых жителей, решающих поселиться на лоне природы.
Что первым приходит на ум при произнесении наименования Травалев — трава? Не тут-то было! Хотя трава тут местами по колено, шумит и колышется, имя хутора… итальянское. И это не какая-то байка, а факт, выясненный в результате целенаправленных исследований. Вот что сказано о Травалеве в краеведческой книге Анатолия Дедова и Юрия Пчелинцева «Есть на Кубани такой уголок — Апшеронским районом зовут»: «Травалев — хутор, расположенный южнее Хадыженска (3 км). Появился он на карте Апшеронского района в начале 20 века. В этих местах тогда бурно развивались нефтепромыслы и строились рабочие поселки. Один из них, построенный для итальянских работников нефтедобывающей компании, получил итальянское название Травалев («тра» — среди, «вале» — долина»)».

Более подробно о происхождении хутора на основе архивных материалов рассказано в документальном фильме «Хутор Травалев: история, природа, люди», снятом в 2014 году Алексеем Катаевым и Марией Шацкой при участии Раисы Калины и Надежды Чернокрыловой. Согласно найденным ими данным, в 1880-е годы в трех верстах южнее Хадыженска на арендованных у казаков землях была обустроена табачная плантация турецкого подданного Пеширова. После истощения почв плантацию бросили, однако постройки, возведенные плантаторами, положили начало хуторам Ольховка, Папоротный и Суздальский, позднее слившимся в возникший к тому моменту Травалев. Непосредственно Травалев создан итальянскими рабочими, прибывшими на Кубань на рубеже XIX и XX веков в период бурного освоения нефтепромыслов. Итальянцы и дали местечку характеризующее его расположение имя Травали («среди долин»), позднее переделанное на русский лад в Травалев. Версию о западноевропейской этимологии названия Травалев подтвердил приезжавший в Хадыженск из города Бари путешественник, член-корреспондент Международной академии детско-юношеского туризма Франческо Дигрегорио. С добычей нефти пытавшим счастье на юге России итальянцам, похоже, не подфартило. Зато травалевцы могут быть благодарны им за первые камни, положенные в основание родного хутора. И, хотя имена тех самых итальянских авантюристов нам не известны, для Апшеронского района они примерно столь же значимы, как Аристотель Фьораванти и Алевиз Фрязин — для Москвы, а Доменико Трезини — для Санкт-Петербурга.

Природа Травалева впечатляет и видавших виды. «Наш ковер — цветочные поляны, наши стены — сосны-великаны», — эта песня словно посвящена хутору под Хадыженском. Чистый воздух, леса, остающиеся густыми и после десятилетий промышленных порубок, огромные дубы — «черкесы», соседствующие с жилыми домами, берущая начало на северо-восточном склоне горы Гейман (названа в честь офицера царской армии, одного из покорителей Кавказа Василия Александровича Геймана) извилистая и ретивая (ее непредсказуемость усилила искусственная смена русла в годы СССР) горная река Хадажка (правый приток Пшиша), на берегах которой есть немало геологических отложений, замерзающие в холодные зимы водопады и водопадики, еще два водоема, озеро Темное (с золотыми рыбками и карпами) и запруда бывшего лесокомбината — все это красоты, которыми можно насладиться, находясь в Травалеве. Недаром по территории хутора и в его окрестностях пролегают туристские «тропы здоровья». Одновременно тут располагаются и дороги боевой славы, ведь во время Великой Отечественной войны здесь велись интенсивные бои, горные высоты по несколько раз за день переходили то фашистским захватчикам, то доблестным красноармейцам. Опытный инструктор по туризму Юрий Ситниченко отсюда начинает многодневные походы через горы к морю.

В лесах около Травалева обитает немало живности. Хуторяне, имеющие соответствующие разрешения, ходят охотиться на кабанов и косуль. Еще одна составляющая здешней фауны, аграрная, привнесенная людьми — пчелы, разводимые пасечниками, лошади и множество коров, содержащихся в личных хозяйствах. Правда, увы, многие владельцы скотины не утруждают себя ее выпасом на отведенных участках, отпуская свободно разгуливать по хутору — в результате, бычки и буренки раскурочивают высаженные другими жителями клумбы и цветники, оставляют «лепешки» прямо на остановках и пеших дорожках.

После отъезда итальянских отцов-основателей Травалев, как мы видим, не загнулся. Молодой хутор облюбовали русские, включая казаков, греки, армяне. Хуторочек, на заре существования насчитывавший всего несколько десятков жителей, поначалу не наносившийся на карты, а позднее (карта 1905 года) указанный с ошибкой в написании (Трабалев), рос и бурно развивался, особенно в советские годы. Сейчас его население составляет примерно 400 человек, а на пике развития переваливало за тысячу. По свидетельствам старожилов, в хуторе располагались две действующие школы — восьмилетки, три магазина (на сегодня — всего один), базировался горно-спасательный отряд, функционировало несколько предприятий, в основном связанных с лесной индустрией. После войны для работы в Травалеве вербовали граждан со всего Союза. Приехавших селили в бараки, построенные пленными румынами. Тротуары в хуторе тогда были дощатыми, сбитыми из досок, затем уложили каменные. Камни с речки для их мощения носили сами хуторяне, в том числе дети.

Травалевские лесозаготавливающие участки закрыли уже в 1970-е, признав нерентабельными, а вот большой лесокомбинат (приблизительно 250 работников) продержался дольше. В лучшие годы древесину отсюда транспортировали на вертолетах Ми-8, сбрасывая на специальной площадке возле хуторского стадиона, и вывозили на огромных МАЗах. На улице Подгорная в Травалеве размещался цех ныне разваленного хадыженского опытного завода — его сотрудники вспоминают, как здорово было, когда им разрешали паять платы и вязать жгуты на дому. За тем, чтобы лес вокруг Травалева не редел, не портилась бы экологическая картина, следили лесничии.
Начиная с девяностых, Травалев заметно ужался, рабочих мест в хуторе практически не осталось, взрослые ездят на работу, как минимум, в Хадыженск. Впрочем, все пять улиц Травалева (Дачная, Ольховая, Подгорная, Тихая, Чкалова) сохранились. И сохраняется главное достояние любого места — прекрасные люди, равно как и память о тех, кого уже нет с нами. Последние жившие в Травалеве ветераны мировой войны уже ушли в мир иной, однако благодарные потомки их не забудут. Травалевцы тепло вспоминают Кондрата Ивановича Вербицкого, отправившегося на фронт 18-летним мальчуганом и дошедшего до Берлина, Николая Кондратьевича Волкова, громившего франкистов в Испании. Дольше всех на данный момент в хуторе живет «ребенок войны», искусный повар Нина Григорьевна Агопьян (девичья фамилия — Батракова), в 1936 году родившаяся в Казахстане, а в 1947-м девочкой с родителями переехавшая в Травалев и так и связавшая с ним свой жизненный путь, выйдя здесь замуж за тракториста Александра Вартановича и родив трех дочек. 68 лет сейчас Владимиру Николаевичу Чернокрылову, водителю, трактористу, леснику, уезжавшему на заработки далеко от Травалева, но, в итоге, вернувшемуся в милый сердцу хутор.

Из хуторян помоложе особенного внимания достойны Виктор Пономаренко и Виктор Богдашкин, бескорыстно помогающие любимому хутору, в частности, занимающиеся отсыпкой дорог, закладывающие каждую ямочку гравием. В хуторе много лет прожил одаренный художник и парикмахер Эдуард Мадатьян. Недавно в Травалеве поселилась прекрасная хореограф Иванна Романова, основавшая в Хадыженске собственную танцевальную студию. Трое чудных детей растут в семье Шаховых — все они тянутся к искусству, рисуют, танцуют и поют, выступают на сценах Дома культуры Хадыженска и хуторского клуба.

Травалевский клуб тоже построен в годы советской власти. В лихие девяностые он приходил в запущение, однако восстановлен благодаря неравнодушным и многогранным супругам Калина — квартальной Раисе Павловне (впоследствии долго возглавлявшей клуб) и ее мужу Анатолию Ивановичу. Супруги уезжали на север. Вернувшись и застав клуб в печальном состоянии, они не смирились, затеяли ремонтно-восстановительные и реконструкционные работы, добились получения финансирования. Им помогали Артур Татулян, Олег Цыпкин, Александр Шилин, люди, и сейчас, и в ту пору известные своей отзывчивостью и любовью к району. Теперь клубом руководит невестка семьи Калина — Елена Владимировна, его художественный руководитель — Виктория Ускова. В клубе играют в настольный теннис, шахматы и шашки, проводят танцевальные вечера, готовят праздничные торжественные мероприятия. Ну а семья Калина причастна и к замене футбольных ворот на хуторском стадионе, появлению перед клубом современной детской площадки. Основной же вклад в реализацию этих начинаний внес уроженец Травалева Андрей Пормал, служащий в Майкопе офицер, внук труженика тыла Филиппа Леонтьевича Скидона.

Несмотря на все сложности, Травалев — не «забытый Богом» отшиб. Народ вновь потянуло в сельскую местность, убыль населения сменилась приростом. На протяжении хутора стоят четыре остановки, до которых семь раз в день доезжает маршрутка из Хадыженска. В 2014 году в Травалеве появилось здание ФАПа, стабильно заработавшего два года назад с устройством в него фельдшера Елены Васильевны Федоровой. В 2019 году Раиса Калина получила награду в конкурсе лучших ТОСов, после чего на призовой грант установила у клуба спортивные тренажеры. Администрация Хадыженска приобрела достаточное для хутора число мусорных баков с ограждениями. Также почти решена проблема уличного освещения. Квартальной удалось настроить большинство жителей на правильный лад, так что они теперь регулярно самостоятельно косят траву перед участками. Совсем недавно в хуторе осуществлена грандиозная стройка — возведен капитальный мост «на века» на месте смытого наводнением. Мост ведет как к жилым домам, так и к кладбищу. А еще до въезда на кладбище стоит памятник герою Великой Отечественной войны Ивану Шейко, установленный на средства активиста Совета ветеранов Хадыженска Александры Слюсаренко.

И все же нельзя закрывать глаза на нерешенные вопросы. Их много. В хуторе еще четыре моста, и один из них аварийный, через него травалевцы ездят на свой страх и риск. До сих пор в Травалеве нет сотовой связи — ни один оператор не берется за постройку вышки. Из-за жаркой погоды во дворах пересыхают колодцы, а водопровода в хуторе тоже нет. Впрочем, администрация Хадыженска обещала квартальной ускорить его проектирование и прокладку. Нет здесь и газа: жители тратят колоссальные суммы на дрова и баллоны. Хочется верить, что сроки исправления досадных недостатков не затянутся и ничего не помешает Травалеву не нестись навстречу закату, а развиваться и дальше процветать.

Print Friendly, PDF & Email
2+

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Павлович учился в травале а сейчас в Белореченс и скучаем за травале ве

    0
  2. Замечательный хуторок, несмотря на бытовые трудности. Живу в нем 3 года уже, живу и радуюсь.

    0

Оставьте комментарий

Пожалуйста оставьте Ваш комментарий
Введите Ваше имя