Александр Горский: Приключения инспектора Видока

0
36

Париж 1800 — 1810г.

Продолжение

ЗНАКОМСТВО
Часть 3

Дом, к которому мы подъехали, внешне не отличался ничем от остальных домов, по всей улице. Разве что свет в окошке на втором этаже говорил о том, что нас ждут.

Гастон тихо постучал в дверь.

Я ожидал увидеть экономку или наконец привратника, но дверь открыл рослый верзила и недоверчиво посмотрел на меня.

— Это он?

— Он, он, открывай быстрее, Дюше́. – нетерпеливо произнёс мой провожатый. – Видок здесь?

— Должен подъехать с минуты на минуту.

Мы поднялись на второй этаж.

Дом изнутри был больше, чем казался внешне.

Просторный холл первого этажа, широкая лестница и галерея комнат, уходящая вглубь второго этажа и…толстые решётки везде. На окнах, дверях комнат, даже вспомогательных, не говоря уже о главных, входных.

Заметив мой удивлённый взгляд, Шавру заметил:

-Да, дом обустроен нетипично и со своими сюрпризами. Но об этом позже. А пока пойдём, выпьем с дороги чего-нибудь.

— Дюше́, прими это и организуй.

— А Летиция? – в нетерпении спросил я. – Она здесь?

— Её, вы увидите, но позже. У меня чёткая инструкция, сначала вы должны повидаться с Видоком.

Мы прошли в гостиную, Шавру указал на стоящий у стены диван и, я устало присел. Только теперь, я почувствовал, одолевшую меня усталость.

Чуть погодя, в комнату вошёл Дюше с подносом. Графин прохладной анисовой с фруктами, был как нельзя кстати. После предшествовавшей горячки скачек и битвы, тело требовало успокоения. Я начинал осознавать, что стал невольным участником каких-то важных событий. Каких, предстояло выяснить.

— Вопросов больше чем ответов, не так ли, мсье Денгра? – Шавру подошёл к окну и не трогая портьеры, украдкой выглянул на улицу. – Ничего, Видок приедет и мы всё обсудим.

Тем временем, Дюше разжёг камин и в комнате стало тепло и уютно. Где-то в глубине коридора, часы забили полночь.

Однако, не успел отзвучать последний удар, как в комнату вошёл Он.

Я увидел среднего роста, крепко сложенного мужчину с шляпой и тростью в руках. Судя по моложавости лица и энергичным движениям, можно было сказать, что ему нет и 30 лет. Но, тронутые сединой курчавые волосы и морщины под глазами, говорили о большом жизненном опыте. Множество слухов, окружавших этого человека, давно сделали его легендой Парижа. Но, я и предположить не мог, что когда-нибудь мне придётся с ним встретиться.

Это был сам Франсуа Эжен Видок, легендарный «Король Риска».

— Итак, мсье Денгра, мои помощники ввели вас в курс дела?- не тратя времени на предисловия, спросил Видок.

— Не просто ввели, но и пришлось стать непосредственным участником. — Опередив меня, Шавру подробно изложил события вечера. Затем, открыв дорожную сумку, передал собеседнику кинжал.

Видок, некоторое время со всех сторон аккуратно, не снимая перчаток, рассматривал нож, затем спросил.

— Что вы можете сказать об этом?

— Знатный кинжал, — сказал Гастон. – Только меня смущает вот эта игла, торчащая сверху.

-А вы, месье Денгра?

— Это бушерон, — ответил я. – Я такие видел у французских колонистов в Северной Америке. Только с иглой, это действительно странно.

— Да, вы правы, это кинжал-бушерон. Да ещё сделанный по особому заказу. Знак на лезвии, напоминающий корону с бутылевидными зубцами и еле разборчивая подпись Д’орон, это знак Бартелеми Дорона, знаменитого мастера ножовщика. Далеко не каждый в Париже может позволить себе заказать такой нож. Это оружие ближнего боя. Но, видимо бандит сильно хотел убить вас, раз решился метнуть его на расстоянии.

А вот игла, наводит на размышления. Это игла дикообраза. И она ядовита. Это явственно говорит об одном-убийца наёмник. И он не местный.

— А с чего вы взяли, что игла ядовита? – спросил Гастон.

— В 1805, в Марселе я дрался на дуэли с одним пиратом. Он был не только мастером фехтования, но и знатоком грязных приёмчиков. Последним аргументом в его арсенале, был стилет, снабжённый иглой жёсткошёрстого дикообраза.

*Животное обитает на острове Калимантан. Местные индейцы для охоты макают его иглы в зелье, приготовленное из Меланольхи (Лаковое дерево, цветы которого содержат токсин, сравнимый с ядом королевской кобры)*.

— Обычно белый от природы кончик иглы дикообраза, — продолжал Видок, — после обработки ядом, становиться чёрным. Обратите внимание. — И он, взяв двумя пальцами за гарду, приподнял нож.

Игла, вставленная в расщелину лезвия, была иссиня-чёрной и блестела как будто покрашена лаком.

ЧЕМОДАН
Часть 4

За несколько месяцев, до знакомства с Видоком, случились события, ставшие предысторией и наконец-то познакомившие меня с Летицией. Моей прекрасной незнакомкой, которую я так безуспешно искал после бала.

Дяди Саймона несколько месяцев не было в Париже, поэтому, узнав о его возвращении, я тотчас собрался к нему в гости.

— Дядя, наконец-то. Мне столько нужно вам рассказать! – воскликнул я, горячо пожимая ему руку.

— Да, мой мальчик. Я тоже рад тебя видеть. Но, прежде, — тут он прикрыл дверь и придвинув стул, почти шёпотом произнёс. – Прежде я должен рассказать тебе о странной истории, которая произошла со мной по дороге домой.

— По дороге домой? — удивлённо спросил я.

— Да. Я возвращался на перекладных и иногда останавливался у трактиров, чтобы дать лошадям отдохнуть. Последняя моя остановка была в предместье, у церкви св. Клодальда.

Часы на башне стали бить вечерню и не успел окончиться звон шестого удара, как ко мне подошёл франтовато одетый, развязный господин и, представившись как мсье Артэс (artisan, фр. – Умелец), потребовал отдать то, что мне не принадлежит. Когда же я попытался сесть в карету, он, схватив меня за рукав, произнёс:

— Мсье Денгра, мы знаем, что вы человек чести и претензий к вам нет, но чемодан, что вам принёс Георг Фуше, нужно передать владельцу. Будьте благоразумны. Через два дня я пришлю человека…

— Кто такой Георг Фуше, дядя? И почему ты мне раньше ничего не сказал?

— Имя Георга Фуше, тебе ничего не скажет. Он был мелким чиновником, при министерстве иностранных дел. Умер, три месяца назад. Погиб, при невыясненных обстоятельствах. Летиция Фуше, вдова его. До замужества, она была Летиция Шайу.

-Шайу? Наследница знаменитого дома Шайу?- с удивлением спросил я.

*Давид Шайу/Шару/ — Личный кондитер Людовик 14. Основоположник шоколадного бизнеса во Франции.

В 1659 году Людовик XIV даровал Давиду Шайу право на монополию в шоколадном производстве и торговлю шоколадом, чем тот не преминул воспользоваться, открыв в Париже первый шоколадный магазинчик.*

— Да, мой мальчик. Она потомок знаменитого шоколадного короля Шайу, любимца Людовика 14. С тех пор многое изменилось. Нерадивые потомки дома Шайу, не смогли преумножить нажитые предком богатства, и семья пришла в упадок. Поэтому, Летиции пришлось выйти замуж за мелкого дворянина, работающего на вторичных ролях в министерстве иностранных дел. Но, семья Летиции смогла сохранить небольшую фабрику сладостей. Им заправляет некто Грандис, её родственник.

Так вот, с Георгом мы не были особо знакомы. Несколько раз пересекались в клубе и играли партию в бридж на бульваре Капуцинок, не более того.

*Бульвар Капуцинок (boulevard des Capucines) — в XIX веке здесь находилось французское министерство иностранных дел. Позднее, в числе его служащих был Анри Бейль (он же – Стендаль).*

Но за месяц до смерти он, вдруг, приехал ко мне и оставил чемодан, попросив присмотреть. А, если что-нибудь с ним случиться, передать жене.

Я даже не знаю, что в нём. Как поставили в погребе, так и стоит.

— Но со дня смерти прошло 3 месяца, дядюшка, — попытался я возмутиться.

— Жиль, ты же знаешь, я по делам ездил в Лондон. Да и время летит, не уследишь. Кто мог предугадать, что Фуше погибнет. И то, — взмахнул он рукой, — если бы не это событие в дороге, я бы и не вспомнил о нём. Но сегодня, как раз истекает второй день, означенного срока.

-Арни́!- позвал дядя.

Дворецкий, не заставил себя ждать.

— Где чемодан, который оставил господин Фуше́?

— Он в кладовой, мсье.

-Распорядитесь принести.

Минуты через три, дворецкий, в сопровождении слуги, внесли большой дорожный чемодан.

Это был именно дорожный чемодан-саквояж. Как будто, его хозяин собрался в дорогу. Но, хозяин умер, так и не успев им воспользоваться, а супруга его, тайно привезённая в предместье, сидела внизу, в ожидании приглашения.

— Чтож, дядюшка, позовём её? Тем более что она наследница и чемодан принадлежит ей.

Дядя не стал спорить.

-Арни, Пригласи даму сюда, наверх.- приказал он дворецкому.

Так, через 10 лет, после бала, я снова встретился со своей очаровательной незнакомкой.

— Здравствуйте. – тихо произнесла она, войдя в кабинет.

Бог ты мой!

Этот голос. Этот взгляд. Эти руки. Это действительно была она.

— Здравствуйте, Летиция.- сказал дядя и жестом пригласил её присесть.- Знакомьтесь, это мой племянник, Жиль Денгра. Вы с ним встречались однажды, правда это было давно.

— Здравствуйте, мсье Жиль. Я рада что вы вернулись в Париж.

— Знаете, для чего мы пригласили вас? – спросил дядя, приглашая её присесть на диван.

— Нет, мсье Денгра. Как я могу знать?

— За месяц до смерти, ваш муж, Георг, приехал ко мне и оставил на хранение вот этот саквояж, с просьбой, если с ним что-то случиться, отдать вам. Меня последние месяцы не было в Париже, посему, я не мог ранее вам сообщить. Но вот теперь, настало время.

Дядя подошёл к чемодану и не без труда подняв его, поставил на стол.

— Прошу вас.

Летиция молча подошла к столу и попыталась отрыть.

— Помогите мне открыть, — произнесла она. Он заперт.

Я взял со стояла канцелярский нож и вставив в щель замка, стал водить из стороны в сторону. Щелчок, замок открылся. Летиция открыла крышку чемодана.

Первое что мы увидели: дорожный несессер, мужская одежда и короткоствольный пистолет.

Последнее удивило всех присутствующих. Зачем обычному клерку, такое, явно непредусмотренное чином оружие?

Дальнейший осмотр удивил ещё более. Бумаги, письма, чертежи с печатями и вензелями особой секретности, свидетельствовавшими об их подлинности. Под бумагами был третий пласт содержимого. Несколько чёрных бархатных мешочков разного размера, в каждом из которых от 10 до 50 штук разной величины бриллиантов. Отдельно в золотом мешочке, лежал камень размером с голубиное яйцо. В дополнение ко всему этому великолепию, на дне чемодана, пять красных кожаных мешков, с золотыми луидорами времён Людовика XIV.

Несколько минут, мы стояли, созерцая лежащее на столе и не в силах вымолвить ни слова.

Тишину разорвал голос дворецкого за дверью:

— Мсье Денгра, к вам посетитель!

Print Friendly, PDF & Email
0

Оставьте комментарий

Пожалуйста оставьте Ваш комментарий
Введите Ваше имя