Хадыженские дворики

0
66

Вот и всё! Сотовый выключен, все обязаловки выполнены, пропуск в вагон дальнего следования лежит на комоде. Началась великая эра отпуска.

Просыпаюсь от удивлённого повизгивания пса, совершенно не понимающего, почему сроки кормёжки давно прошли, а хозяин ещё в постели. Однако солнечный лучик тоже требует шире распахнуть шторы, выбора нет. Как нет вариантов и после подъёма: поезд отправится ночью — остаётся скучать на диване либо пройтись по Хадыженску. Выбираю второе.

Центр города ещё не принял возврата весны. Серый снег, чёрные ветви деревьев, таких же расцветок одежда прохожих. Только детсад по улице Ленина раздражает обыденность яркими красками разноцветных колонн и веранд.

Наверное, добрая половина хадыженцев училась познавать мир в этих открытых после войны яслях. Заведение тогда немедленно стало самым престижным в городе, потому что единственным. Мне когда-то не хватило места, чтобы счастливо провести свои первые годы под присмотром заботливых нянь, но знаю, что здесь всегда было очень уютно.

Зданию детского сада больше ста лет. Рубленный из крепчайшего дуба дом до революции принадлежал одному из станичных промышленников. Но тут закружило лихолетье гражданской войны.

Отрезанные от своих в результате успешных действий Добровольческой армии Деникина на Таманском полуострове, красноармейские части выходили из окружения вдоль моря, через Геленджик и Туапсе, Шаумяновский перевал. В сентябре 1918 года их передовые отряды внезапно появились в Хадыженской, с ходу смяв разъезды белоказаков и остановившись поджидать многокилометровую колонну бойцов с семьями и обозами.

Просторные комнаты занял штаб Епифана Ковтюха. Несколько дней квартировал командующий армией в этом доме, собирая силы, обсуждая с комиссарами и командирами план удара по позициям белоказаков генерала Покровского у Белореченской. 11 сентября войска покинули станицу. Дом опустел на время.

С восстановлением советской власти его отдали под квартиры. Но окончательно судьбу старинной усадьбы решил строительный бум «золотых» лет нефтедобычи. Соседи разъехались по двухэтажкам, их место заняли дети.

Не менее легендарным считают хадыженцы кирпичный домик с мансардой, стоящий почти у ворот стадиона.

В нём одиннадцать лет прожил известный кубанский писатель Анатолий Знаменский, автор многих романов, повестей и рассказов, чрезвычайно правдиво освещающих этапы становления советской власти на юге России, историю освоения нефтяных богатств Сибири, судьбу простых кубанских тружеников. Произведения писателя и в наши дни, когда поменялись вкусы и жизненные ориентиры общества, пользуются огромным вниманием читателей.

Имя Знаменского носит городская казачья школа, расположенная совсем близко от этого дома. Несомненно, казачатам повезло с местом дислокации – уроки физкультуры они проводят в залах спорткомплекса и на арене стадиона.

О, какие страсти кипели на этих трибунах в начале семидесятых, когда лидер кубанского футбола команда «Нефтяник» принимала не менее маститых гостей! Наверно, весь город в едином порыве скандировал «ГОЛ!». А когда в оглушительном рёве моторов на поле шёл матч мотобола – тоже «яблоку негде было упасть»!

Хадыженская детвора всегда безумно любила спорт, с возрастом передавая свою увлечённость детям и внукам. Турнир «Кожаный мяч» ежегодно собирал больше двадцати полновесных команд, на праздник зачётов норм ГТО приходили сотни мальчишек и девчонок.

Стадион был другим. На месте детской площадки стояла тренерская. Там, где сейчас высится серебристый корпус, были видовые площадки и малые поля.

Спортивные традиции сегодня не забылись. Летом и зимой малыши и подростки гоняют по полю мяч, только в дождь, сильный снег и мороз укрываясь в стенах комплекса, тесня взрослых в двух просторных залах.

Строили обитель спорта нефтяники, головная контора которых находилась по Кирова, где сейчас детский лагерь «Надежда».

Эта улица, по праву, самая старая в городе. Больше пятидесяти лет звалась Набережной. Потом переименовали в честь партийного руководителя Ленинграда. Самое удивительное, что начиналась она там, где сегодня оконечные номера.

Артем Токмаков прибыл на жительство в 1883 году. Тогда на Набережной стояло не более пяти домой. Поселилась семья с краю, у реки, где была мельница. Построили небольшой дом.

Само место стали звать Токмаковым займищем, позже и брод нарекли Токмаковым. Умелые плотники семейства с товарищами подняли потихоньку под крыши срубы сотни соседских хат. Так и разрасталась улица.

В семьях станичников были строгие правила. Кушать собирались в определенное время, за стол первым садился глава. У каждого была своя ложка, чашка. Но чаще ели из общей посуды, тогда первым в чугунок или чашку опускал свою ложку опять же старший мужчина. Сидели молча, ели чинно, не торопясь. Хадыженцы отличались хлебосольством, любили гостей. Всегда угощали детей плодами из сада.

Впрочем, здешнее гостеприимство известно по всей стране, благодаря турбазе «Светлячок» и водолечебнице, открытой в 1956 году. С тех пор тысячи людей из всех регионов страны испробовали на себе чудодейственные свойства целебной воды. Санаторий «Минеральный», помимо уникальной лечебной базы, обладает, к тому же, шикарным пихтовым парком, дорожки в котором ведут к ажурным беседкам, спортивным площадкам и цветникам.

Гостями санатория всегда были люди взрослые, солидные. Чего нельзя сказать о турбазе. Одна из крупнейших в крае, она обслуживала в год до десяти тысяч молодых любителей путешествий и активного отдыха! Ежедневные танцевальные вечера и дискотеки были самым лакомым местом паломничества хадыженских «донжуанов». Остальные полгорода молодёжи приходили смотреть концерт уходящих в поход групп, больше напоминающий нынешний КВН.

Турбаза «Светлячок» давала рабочие места десяткам инструкторов и массовиков, соединила навеки сотни сердец.

Вот такой это город – Хадыженск. Знавший бурный расцвет и медленное забвение. Терпеливо и мудро ожидающий свежего ветра перемен.

«АР» № 33 (10391) от 29 марта 2012 г.

0

Оставьте комментарий

Пожалуйста оставьте Ваш комментарий
Введите Ваше имя