Обратная сторона однотысячной купюры

0
207

Недавно попал в неловкую ситуацию: меня обвинили в распространении фальшивых купюр. Как могло так случиться? Объясню. Хочу, чтобы другие не попали в такую же «ловушку».

В одном из магазинов Апшеронска попросил продавца разменять однотысячную купюру, та добродушно согласилась и даже не стала проверять её на детекторе: не посчитала нужным.

В этот день я спешил в больницу, где в тяжёлом состоянии находилась моя мать. Деньги нужны были для приобретения лекарств. Побыв у больной около часа, торопился на последнюю маршрутку. Неожиданно прямо на улице меня остановила продавец, которая разменяла мне деньги, и сообщила, что моя тысячная купюра оказалась фальшивой. Я не мог в это поверить, так как только что получил её в банке. Да и где гарантия, что это моя купюра, ведь её тоже мог подменить продавец.

Не знаю, чем бы кончились наши выяснения отношений, если бы не вмешался, как потом выяснилось, сам директор этого магазина. Не представившись, он преградил мне дорогу и в угрожающей форме стал требовать вернуть разменянные деньги. Но как же быть? Я уже успел их потратить не лекарства для матери. Директор грозился вызвать милицию. Чтобы не допустить осложнений, я готов был отдать свои часы в залог. На это он не пошёл. Под его «конвоем» пришлось идти в больницу к больной матери, возвращать купленные лекарства и отдавать неожиданный «долг».

Наконец, я расплатился и вышел из-под подозрения. На маршрутку опоздал, вызвать такси с «фальшивой» купюрой не решился, дабы не попасть в очередную нелепую ситуацию. Пошёл среди ночи через весь город пешком…

На следующий день обратился в милицию. Мне объяснили, что я не должен был возвращать разменянные деньги.

Затем отправился в сбербанк. Там купюру признали… годной.

Конфликт, казалось бы, разрешён. Но на сердце осталась тяжесть от всего произошедшего. Затронута моральная сторона, которая заключалась в грубых незаконных действиях директора, публичном обвинении в мошенничестве. Мне действительно было очень неловко.

Вот так оказался без вины виноватым. А ведь продавец знала меня, где и кем я работаю. Можно было мирно во всём разобраться, не причинив друг другу огорчений.

Николай Гвоздёв.

«Апшеронский рабочий» № 106 (10464) от 27 сентября 2012 г.

0

Оставьте комментарий

Пожалуйста оставьте Ваш комментарий
Введите Ваше имя