Коронавирус: цена беспечности — жизнь

0
113

Апшеронец, работающий сейчас в Турции, поделился своим мнением об отношении к ситуации с коронавирусом там, и у нас.

«Решение поделиться с земляками-апшеронцами своими впечатлениями о том, как я перенес коронавирус, и мыслями по поводу вакцинации я принял потому, что беспокоюсь за здоровье близких мне людей. Это беспокойство увеличилось после моего недавнего приезда в Апшеронск и наблюдения за поведением кубанцев, в большинстве своем пренебрегающих масками в общественных местах, и бесед со знакомыми, многие из которых противятся вакцинации. А ситуация в России с коронавирусом обостряется…

Я приехал в Турцию работать за год до пандемии, и когда она началась, я уже болел, как и некоторые из моих друзей. Но тогда мы и не подозревали, что с нами происходит, думали, обычный грипп или простуда.

Я пытался лечиться сам, но ничего не помогало. Температура держалась за 40 градусов несколько дней, болело все тело, пропало обоняние. Ощущение было, как будто меня сильно избили, болели все органы и мягкие ткани. Пришлось обратиться в больницу. Там мне сделали тест и определили, что это коронавирус с поражением легких 30%.

В больнице меня не оставили: пандемия только начиналась, здравоохранение в Турции, как и повсюду в мире, не было готово принять такое большое число заболевших. Мое состояние по сравнению с другими заразившимися было получше, поэтому мне назначили лечение и отправили домой. Но я находился под постоянным контролем, мне звонили из больницы, и я подробно рассказывал о самочувствии.

Лечение проводилось бесплатно, несмотря на то, что я в Стамбуле иностранец. Имею вид на жительство и медицинскую страховку, но она покрывает только чрезвычайные случаи (если ты без сознания, при смерти). Однако в Турции вышло постановление бесплатно лечить коронавирусных больных (как и в России).

Лечение мне помогло. Но это были очень сильные антибиотики, которыми лечат малярию (на тот момент их применяли от COVID-19 и не только в Турции). Были многочисленные побочные явления, например, пострадали почки.

Локдаун тогда ввели жесткий: закрыли все торговые и развлекательные центры, спортзалы, госучреждения сократили работу. Ввели комендантский час — в будние дни с 9 вечера до 6 утра нельзя было выходить из дома, а в выходные вообще запрещалось выходить. И такая система действовала целый год!

В России, насколько мне известно, меры были мягче и не такие продолжительные. А масочный режим здесь с самого начала и по сей день. Никто никого не заставляет это делать — люди сами понимают, что это ради их безопасности. Но только при условии, что маски носят все. Если, к примеру, в метро в Стамбуле заходит человек не то что без маски, а она просто съехала с носа, ему сразу несколько пассажиров вежливо сделают замечание.

Очень велико здесь доверие к вакцинации. 60 % населения уже сделали прививки. Я тоже вакцинировался. Это дает мне привилегию участвовать в массовых мероприятиях, куда пускают только вакцинированных. Без сертификата о прививке не пустят в театры, на выставки, спортзалы и многие другие места, в том числе на внутренние авиарейсы. Поэтому, участвуя недавно на фестивале, я чувствовал себя спокойно и уверенно, зная, что вокруг вакцинированные, как и я. И хоть вакцина, знаю, не панацея, она спасет от тяжелого течения болезни.

Тем удивительнее было услышать в Апшеронске мнения некоторых родственников и друзей: мол, не будем делать прививку, это опасно. Одни боятся побочных осложнений, другие просто не хотят быть, «как все», не верят государству. А заболевших очень много, в том числе молодых! Сколько тяжелых в реанимации! Мои родители соблюдают меры предосторожности, но ведь их могут заразить другие. Хотелось бы быть спокойным за близких людей.

Конечно, решение о вакцинации каждый принимает сам. Но делать это надо не наперекор власти, а ответственно и по отношению к себе, и к другим. Нет противопоказаний — вакцинироваться. Неужели нужны новые локдауны? Кому — власти? Народу? Это никому не выгодно. Государство свою миссию выполнило: произвели вакцину, бесплатно ее предлагают народу, создают все условия для того, чтобы можно было легко получить ее любому.

После того, как в Турции привилось более половины населения, с 1 июля локдаунов не объявлялось, все работает, а люди продолжают активно делать прививки и соблюдать масочный режим. Не потому, что они стадо, напротив, делают это осознанно. Число больных сократилось, особенно тяжелых. Это наглядный пример действия вакцины. Так хочется, чтобы и на моей родине удалось управлять ситуацией. Только это движение обоюдное — и сверху, и снизу. На мой взгляд, неприятие вакцинации — результат внутренней ущемленности. Эти люди думают, что таким образом они демонстрируют свою независимость, свое «я», а на самом деле это позиция слабости и элементарного незнания, непонимания ситуации. Только невежество это и недоверие слишком дорогого стоят: расплачиваться приходится человеческими жизнями».

Данил М. 25 лет, Стамбул.

Print Friendly, PDF & Email
0

Оставьте комментарий

Пожалуйста оставьте Ваш комментарий
Введите Ваше имя