Живое наследство Нины Павловны

0
74

К долгожительнице посёлка Нефтегорск Нине Павловне Киносьян, бывшей учительнице первой в районе средней школы имени В.И. Ленина, я поехала по её просьбе. Редакционная машина остановилась на центральной улице посёлка — Советской, 82, где в старинном рубленном доме сейчас проживает пожилая женщина.

Нина Павловна КиносьянВ тихий пасмурный день сквозь густые заросли сада он смотрелся загадочно, выделялся среди современных зданий необычной архитектурой. С подоконника широкого окна на меня спокойно смотрели сидящие на нём, словно копилки, кошки. Впрочем, к ним я вернусь позже.

Открыв калитку, я прошла через двор по узкому проходу и поднялась по ступенькам в старый с высокими потолками дом. Его хозяйку Нину Павловну я застала в окружении пушистых питомцев, она беседовала с пришедшим к ней в гости Юрием Блиновым, которого воспитывала ещё в детском саду. С ним, уже находящимся на пенсии, бывшая воспитательница договаривалась о записи своих воспоминаний для школы и для Апшеронского краеведческого музея.

А девяностолетней женщине, родившейся в мае 1920 года в станице Нефтяной, есть о чём рассказать. Удивительная вещь, но о своём прошлом Нина Павловна помнит чётко и ясно. Логически мыслит, точно называет имена, даты…

— В девичестве я была Никитина, потомственная казачка, — рассказывает она о себе. – Мой дед Стефан Никитин – внук первых переселенцев из Ростовской области, его сын Павел стал моим отцом. Мать из семьи, переселившейся из центральной России в станицу Нефтяную. Когда мне исполнилось три месяца, в боях с бандитами погиб мой отец…

Нина Павловна старалась подробно рассказать о своей большой, нелёгкой и очень содержательной жизни. Закончив в 1939 году школу с золотым аттестатом, (тогда медалей ещё не было), девушка без вступительных экзаменов поступила в Московский метеорологический институт на отделение синоптиков. Будучи ещё школьницей, она дежурила на метеостанции, была членом команды ПВО, мечтала побывать даже на Северном полюсе.

Через полтора года учёбы в вузе Нине Никитиной пришлось вернуться домой: заболела мать, а у отчима на работе случилась трагедия – покалечило рабочего, за что его привлекли к суду.

— Мне дали академический отпуск по уходу за матерью, — вспоминает Нина Павловна нелёгкие для неё годы. — Я сразу же пошла работать в детский сад нефтянников. Отчима оправдали, но в вуз я не смогла вернуться – началась Великая Отечественная война. Институт перевели в г. Ашхабад, туда я не поехала.

После того, как район освободили от фашистов, Нине Павловне предложили поработать в начальных классах Нефтегорской городской школы, дали третий класс. Тогда не хватало учителей, и девушка окончательно решила стать педагогом. Поехала поступать в Майкопское педучилище; как и её подруга Клава, а попала в учительский институт на исторический факультет (заочно). Второе высшее образование Нина Павловна получила в Краснодарском вузе.

Ещё со школьной скамьи Нина Никитина тяготела к рисованию, черчению и музыке. Эти предметы и историю она долго преподавала в школе. Её педстаж составляет 40 лет, а общий – 57. В 1976 году Нина Павловна ушла на заслуженный отдых из СШ № 12 посёлка Нефтегорск. Это было более полувека тому назад.

В 1996 году, похоронив мужа Киносьяна Артёма Арутовича, ветерана Великой Отечественной войны, она осталась одна. За ним, парализованным, Нина Павловна ухаживала 21 год, за что получила надбавку к пенсии. Ей остался в наследство большой дом, выстроенный через пять лет после её рождения (1925 г.). Есть у долгожительницы племянник Владимир, сын сестры, опекун Нины Павловны, но он живёт в Новороссийске. А что может быть страшнее одиночества для женщины постоянно общавшейся в школе с детьми, родителями, коллегами. От помощи соцработников Нина Павловна отказалась по вполне понятной причине.

— Меня не устраивает двухразовое в неделю посещение, — объясняет она. – Желательно, чтобы хоть на час-два, но ко мне приходили ежедневно. Хорошо, что нашлась такая добрая и отзывчивая душа, как Т.З. Дроздова. Она регулярно бывает у меня, приносит продукты, убирает, кормит моих животных…

С Ниной Павловной под одной крышей живут 15 кошек и котов. Не 40 и не 70, как проинформировали сотрудников редакции некоторые нефтегорцы, не одобряющие Нину Павловну за создание «приюта» для животных, за антисанитарию. Как сообщила она сама, её соседи собирали подписи под письмом-протестом против содержания такого количества кошек. Их позиция ясна.

А если попробовать разобраться и понять пожилого и заслуженного человека, то картина получится непростая. Одиночество гнетёт, удручает. А тут живые существа, такие же как и мы, из плоти и крови, только неговорящие, потянулись к доброй, щедрой женщине.

— Умерли друг за другом супруги Бибко, их кот прибился ко мне, — объясняет появление у неё стольких животных Нина Павловна. – После смерти уважаемой соседки, участницы войны, медика М.Г. Тарасовой, её кошка с котятами переселилась ко мне. Из двухэтажного дома, где умерла женщина, тоже пришла кошка с четырьмя своими малышами. Узнав, что я прикармливаю животных, люди сами стали подбрасывать их мне…

В коридоре, в комнате у тёплой печи одни кошки дремали, свернувшись калачиком, другие играли, третьи – кушали из мисок кашу с костным фаршем, четвёртые, вертелись и ласкались у больных ног хозяйки…

Не спорю, запах присутствия кошек в помещении был. А куда от него денешься, если хозяйка еле-еле двигается вокруг стола. Ей очень трудно постоянно открывать входную дверь и выпускать животных на улицу. О том, чтобы кошки были накормлены, заботится Т.З. Дроздова. Она покупает крупы, субпродукты, недорогую рыбу, варит им супы, каши. Животные по-своему ценят эту заботу и не думают покидать хозяйку. Где им лучше жильё найти?

Об одном беспокоится владелица кошачьего хозяйства, если вдруг что с нею случится, кому они нужны, куда они пойдут?

— Если в былые годы в школах были живые уголки, в которых ребята содержали птиц, черепах, экзотических животных, — вспоминает Нина Павловна, – то сейчас, этого и в помине нет. Бывало дети подберут раненую птицу, какого-то зверька и выхаживают сами, проявляют сердоболие, отзывчивость. А сегодня всё наоборот. Недавно одна женщина котёнка мне принесла, всего измученного, отобрала у мальчишек. Они, видите ли, хотели его на костре сжечь, поджарить. Какие жестокие дети, даже не задумываются, что котёнок живой, ему больно.

Болит душа у Нины Павловны за тех, кого она приручила. Коты – свободолюбивые и своенравные существа. Могут ночью играть, поднять дебош, от любви к хозяйке прыгнуть на её постель… Словом, беспокойства придают немало. Но Нина Павловна любит их искренне, по-настоящему, в кошках она видит смысл своей жизни. Несмотря на свою старческую немощность и все болезни, она намечает в дальней комнате переоборудовать печь под русскую лежанку и переселить туда кошек. Завидный оптимизм.

Трудно предположить, куда бы пошли животные после смерти своих хозяев, если бы не Нина Павловна. Голодные, исхудавшие, жалобно просящие пищи, они нашли у неё прибежище. Можно ли за это осуждать женщину, чья жизнь скоро будет равна веку? И ещё за милосердие к тем, кто наверняка мог пополнить армию бездомных животных. Видимо, от живого наследства Нине Павловне никуда не деться до самой её смерти.

Наталья Соколова.

«АР» № 19 (10231) от 22 февраля 2011 г.

0

Оставьте комментарий

Пожалуйста оставьте Ваш комментарий
Введите Ваше имя